Кто в лес, кто по дрова

Ураган, который в 2010-м «прошелся» по лесам северо-запада Ленобласти, «аукается» региону и спустя 5 лет. Неубранный бурелом стал рассадником вредителей, которые постепенно умерщвляют и здоровые деревья. В течение трех лет в двух районах — Выборгском и Приозерском — планируется «прорядить» 14 тыс. га леса, попавшего в лапы жука короеда-типографа.

Древостой, пораженный вредителем, подвергнется кое-где сплошной, на других участках — выборочной вырубке. «Пробелы», уверяют специалисты, будут восполнены молодыми соснами. Однако о том, что в региональных лесах «хозяйничает» короед-типограф, было известно еще в 1998 году, признается ведущий инженер отдела защиты леса и лесопатологического мониторинга ФБУ «Рослесозащита» - «ЦЗЛ Ленобласти» Ирина Голубева.

Но обсуждать проблему начали только 6 лет назад. Небывалый повальный ураган, холодная зима со снеголомом и летняя засуха сделали свое дело: упавшие деревья стали «домом» вредителя, поврежденные — следующей «добычей» дня новых и новых особей. «Если в большом ельнике на 10 гектарах есть 3-4 куртинки по 10 деревьев — никто не полезет с рубкой, поскольку это нецелесообразно: типограф в любом еловом насаждении есть всегда, - говорит Ирина Голубева. - Сейчас же все факторы сошлись — спелые перестойные ельники, поврежденные болезнью, прошедший над ним ветровал, а еще длительный срок обследования деревьев — и мы наблюдаем вспышку массового размножения вредителя. Сегодня иных способов борьбы против вспышки массового размножения, кроме рубки, увы, нет. Иначе у нас высохнет весь лес».

Очаги наблюдаются не только на Карельском перешейке, но и в других районах области, где есть большие массивы спелых ельников — например, в Подпорожье, уверяет специалист. В августе этого года для ликвидации очагов вредителя жука-короеда на Суворовском, 67 собрали спецсовещание. По его итогам создана рабочая группа — она призвана предотвратить заражение здоровых деревьев вне зоны, которую «облюбовал» вредитель. В нее вошли представители Комитета по природным ресурсам, «Ленобллеса», «Центра защиты леса Ленобласти», Минобороны России, а также арендаторы участков и научно-производственное объединение «Аквафлора». Специалисты последнего провели лесопатологическое обследование кварталов под номером 47, 48 и 53 в Сосновском лесничестве и постановили: лесу необходимы санитарно-оздоровительные мероприятия, а проще — сплошные рубки.

По результатам проверки большая часть деревьев, объясняют специалисты, действительно поражена короедом. Ель с типографом сосуществует долгое время, особи насекомого способны массово — сотнями и тысячами — заселить одно и то же дерево. Если стволы не вырубить до весны, то вредитель, проснувшись, перелетит и на здоровые растения, говорит заместитель гендиректора ООО НПО «Аквафлора» Александр Бродский. Более того, многие деревья на участках, по словам Бродского, «подошли к порогу своей биологической жизни». «Зеленые легкие Петербурга», как называют эти леса на Северо-Западе, кислорода поставляют меньше, чем раньше. «С точки зрения продуктивности наибольшую активность в лесу по кислороду представляет молодняк, то есть растения в периоде интенсивного роста. Уничтожение именно зеленой зоны и происходит в процессе распада мертвых древостоев, пораженных вредителями, - объяснил Александр Бродский. - Все подлежащие массовой вырубке деревья — это старовозрастные насаждения, которые после частичной вырубки не могут приспособиться к изменению условий внутри древостоя. Лес сильнее продувается, туда проникает солнечный свет, активнее нагреваются стволы. Оставшиеся деревья, даже зеленые, начнут усыхать еще более интенсивно, чем этот процесс протекает сейчас. Поэтому в спелых и перестойных еловых насаждениях выборочных рубок практически никогда специалистами лесного хозяйства и тем более лесопатологами не рекомендуется».

Вырубает деревья, очищает территорию от пней (возле них в лесной «подстилке» и «зимует» вредитель — прим. ред), вспахивает землю, а еще сжигает негодные в производстве порубочные остатки, согласно проекту освоению лесов, его законный арендатор. Чаще всего, этим занимается крупная компания, организовавшая бизнес по изготовлению деловой древесины.В случае с вырубаемыми участками — ООО «Привус», которая из полученных бревен изготавливает, в том числе, щепу, целлюлозу и другое. «Естественно, нам невыгодно, чтобы короед ел наш лес, - говорит начальник отдела лесного хозяйства компании Александр Булычев. - Потому что тогда ухудшается товарная структура древесины».

На месте вырубленного древостоя «пустоши» не остается: лесники сажают молодняк сосны обыкновенной одного из региональных питомников. Так, в Приозерском районе в этом году работы по лесовосстановлению велись на 2 тыс. га, из них на 1 тыс. га — на делянках, где до этого «буйствовал» короед, сообщил директор Приозерского лесничества Андрей Попков. На 1 гектаре, по словам специалиста, высаживают около 2 тыс. саженцев, причем приживаемость растений — примерно 90%. К слову, в отличие от молодых елей, сосне с закрытой корневой системой не страшен гриб-паразит корневая губка, убивающий молодняк. «Через 7 лет деревья окрепнут, - говорит Андрей Попков. - Через 10-15 здесь будет здоровый, нормальный лес. Выше человеческого роста».

 

Однако не все деревья убраны — переработать предстоит еще около 4 тыс. га зараженного леса. «Это не значит, что будет вырублено все четыре тысячи гектар, - говорит Попков. - Мы будем трогать лес после лесопатологических исследований, оформления всех документов. В общем, только то, что конкретно повреждено. Но, к сожалению, кроме вырубки, других кардинальных способов борьбы с вредителем не существует. Достаточно посмотреть на Московскую область, где пытались сохранить деревья, а теперь там более 100 тыс. га засохшего леса. Такие же проблемы с древостоем испытывает Тверская и Калининградская область. Ни древесины, ни здоровых деревьев — все в короеде. А теперь они ищут деньги в бюджете, чтобы кто-то вырубил этот лес».

За период всего наблюдения за лесами такой массовой гибели насаждений из-за сильного ветра, к которому позднее прибавился снеголом, никто не помнит, подтверждает начальник отдела охраны и защиты лесов Департамента лесного комплекса Вадим Латышев. «Соответственно, и работы оказались масштабными, - добавил он. - Но это не эпидемия. Это нормальная плановая работа по ликвидации очагов, и нельзя подменять понятия. Конечно, вызывает раздражение и беспокойство, когда рядом работает тяжелая техника, когда убирают «красивый» лес, который на самом деле заражен вредителем. Нужно понимать, что если не принять эти меры, лес все равно погибнет, сухие ели будут падать и не дай бог все это загорится. Сплошная рубка — это мера борьбы, а не трагедия».

 

 

 

Сплошные и выборочные вырубки, тем временем, предстоят и в Выборгском районе, сообщили Online47.ru в региональном Комитете по природным ресурсам. К слову, расчетная лесосека (научно обоснованный объем древесины, который можно ежегодно вырубать без вреда для экосистемы— прим. ред) в Приозерском лесничестве с 308 тыс. кубометров увеличился в 3 раза — до 929 тыс. кубометров, а в в Северо-западном (Выборгский район) — с 209 тыс. до 520 тыс. кубометров, то есть, в два раза. Всего же в Ленобласти в прошлом году расчетная лесосека составила 10,6 млн кубометров, вырублено было 7,2 млн кубометров. «Сейчас делается все, чтобы эту экологическую катастрофу, о которой говорят защитники леса, не допустить. К счастью, лесное хозяйство Ленобласти хорошо сохранилось, принимаются меры, чтобы зараженные вредителем лесные насаждения не превратились в кладбище погибших деревьев и не стали бы пороховой бочкой, то есть причиной для пожара, - заключил Александр Бродский. - Наша цель — чтобы на месте вырубки появились новые активно выполняющие свои защитные свойства леса».

Анна Тетерина