16 июля, 11:58

«Бродвей» и «шкуродеры» Саблинских пещер

Не меньше десятка пещер более чем 150-летнего возраста тянутся под землей вдоль реки Тосно.

Пещерный дедушка и «шахтная» бабуля

Уникальным Саблинским заповедником туристы интересуются неизменно. Некогда здесь добывали кварцевый песок для стекольных заводов. Последний рабочий покинул шахту в 1924 году. Теперь они «благоустроены» для экскурсий и дивных рассказов о старине и романтике подземелий. Наш проводник в этот или в тот мир – биолог, экскурсовод Петр Никитин, который говорит о непривычных для большинства людей вещах: песчаниках, глауконитовом известняке, глубоких подземных озерах и прочих чудесах этого памятника природы.

«В Ленобласти это вторая по протяженности пещера, после затопленной шахты города Сланцы, – вводит в курс дела Петр. – Но и тут есть где поплутать: шесть километров открыты, потребуется шесть-восемь часов, чтобы их пройти, если, конечно, не отклоняться от курса. Поэтому советую всем, кто сюда попадает, держаться рядом, в темноту не уходить».

Экскурсовод предупреждает о том, что сумрак во впечатлительном человеке, будь то взрослый или ребёнок, рождает страхи, которые усиливаются легендами о подземной жизни.

«А шахтеры, например, верили в многоликих «шахтных бабуль», способных поднять тысячу пород, восстанавливая сильно разрушенную шахту, но и эти поверья – в прошлом. Теперь чаще говорят о чем-то бестелесном – некоем духе, который в пространствах пещеры обитает. Ну, а кому-то приятней верить в подземных жителей, которых можно случайно увидеть, но невозможно поймать».

Лесовик – в лесах, домовой – в доме. А на вопрос: «Кто хозяйничает в подземелье?» мало кто отвечает, и Петр открывает секрет: «Главный здесь – дедушка Шубин. Очень даже, между прочим, волосатый. Он бегает, следит за шахтой, и если рабочий делает что-то не то, может ему навредить: скажем, сломать инструмент. А хорошему человеку – шахтеру может «от дорогой души» принести, например, ведро водки или показать ценную породу».

Шутки «белого спелеолога»

Давно известна пугающая впечатлительных туристов легенда про «белого спелеолога», настигающего в пещере тех, кто его тревожит своими выходками, ведет себя неподобающе, по-хулигански. Но более, чем рассказы о «педагогических способностях» этого пещерного призрака, впечатляет, обычно, история его трагической смерти. Будто бы спелеолог был одиночкой и однажды зимой, исследуя пещерные глубины, поскользнулся и, словно по обледенелой горке полетев в глубину пещеры, ударился головой о стену, да так сильно, что сломал шею и умер. Тут его и похоронили, над могилой поставили крест. Но «дух» его оказался бессмертным, а «шутки» пугают. Особенно, когда посетители пещер видят надпись: «Отмщение ждет всех!»

Гораздо больше радуют туристов рисунки и барельефы на стенах, загадочный туман над подземным озером и повествование об узеньких лазах, которые проводники по подземным лабиринтам называют «шкуродерами». Особенно популярна история про экскурсантку – учительницу, решившую попытать счастья – преодолеть «шкуродер». «Еле вытащили бедолагу, – поддерживает легенду Петр. – Представляете, застряла! Вот к чему приводит самомнение и миф о тонкой талии».

Припоминает экскурсовод и такую историю: «Иногда туристы привозят в пещеры собак, которым здесь сложно находиться, и они начинают выть, как волки, наводя ужас на тех, кто знакомится с подземельем. Только однажды я видел веселую псину, которая ползла мне навстречу по «шкуродеру». Ну, все, думаю, мне не жить, съест. Подползла, облизала мне лицо – «живого» места не осталось, отползла и исчезла».

В пещере, как в жизни – где-то широко, а где-то узко – не пройти. Имеется, правда, и свой «Бродвей» – прямой отрезок пути – штольня, по которой в стародавние времена могли гонять вагонетку.

Почему никогда не найдут динозавра

На этой удивительной природной территории – под землей и на ее поверхности пытливый турист может узнать еще о многих удивительных вещах. Ему обязательно расскажут о способе сохранения изрядно поредевшей прежде, а сейчас понемногу набирающей численность местной популяции летучих мышей.

Житель Саблино и сотрудник Саблинского природного заповедника, геолог Николай Натальин рассказывает, например, что раньше летучих мышей неминуемо уничтожали хищники, но ученые на злодеев управу нашли.

«Когда-то, до появления человека, царило экологическое равновесие и биологическое разнообразие, но мы с вами его нарушили, – объясняет он. – Все было сбалансировано в живом и растительном мире. Но появился человек, и равновесие закончилось. Дикие хищники – ласки, куницы, лисы стали ходить в пещеру и пожирать диких мышей. Резкое сокращение их популяции в регионе стало реальностью. Но мы придумали способ их сохранения. Ставим небольшие стога сена… Каждый год численность летучих мышей увеличивается примерно на сотню».

В целом же, говоря о явной пользе посещения Саблинских пещер, ученый справедливо замечает, что принимающие здесь туристов люди год за годом усердно занимаются громадной просветительской работой.

«Заполняем пробелы в школьном образовании, – без ложной скромности замечает он. – Мы на это имеем право. Научные силы биолого-почвенного факультета Санкт-Петербургского государственного университета – магистров, бакалавров и студентов - сюда подтягиваем. Экскурсии проходят на высоком научном уровне. От малых детей до академиков – для всех у нас есть свой адаптированный разговор».

Николай Натальин разъясняет, кстати, что в пору мезозоя на этой территории была суша, и обитали в большом количестве динозавры, но, как он утверждает, их никто никогда на территории Ленобласти не найдет.

«Только потому, что континентальные отложения с останками динозавров уничтожил ледник, который двигался с Северо-Запада, как бульдозер, – объясняет он. – Наших динозавров в перемолотом виде можно сейчас найти где-то в районе Москвы. Но у нас и без того есть на что посмотреть. Возьмем последних трилобитов (представителей класса членистоногих). Они вымерли на планете перед тем, как появились динозавры, в конце палеозойской эры, но Ленобласть продолжает оставаться их основным местонахождением в мире. Меня всегда обижало, что лучшие студенты часто уходили не в науку, а в бизнес по поиску и продаже трилобитов (пять–шесть долларов за штуку!) Но сейчас не об этом, а о том, что, безусловно, радует. Стоит взглянуть на «Венерин башмачок» – орхидею умеренных широт, упорно продолжающую расти в этих местах. Никто ее не сажал, сама произрастает на этой уникальной природной территории, близ Саблинских пещер. Не чудо ли, скажите! Все к вашим услугам: приезжайте, смотрите на чудеса – подземные и земные».

Евгения Дылева