Старинные усадьбы: путь к спасению

Множится число памятников, которые мы теряем. Имя беды – разруха

В деревне Кобрино Гатчинского района Ленобласти сгорел памятник федерального значения – усадьба прадеда Пушкина (ее называют усадьбой Руново или усадьбой Ганнибала). Этот исторический дом пополнил список объектов, которые превращаются в руины и горят. Власти региона ведут переговоры с Росимуществом о передаче памятников с федерального уровня на региональный. Только таким образом, по мнению областных чиновников, можно спасти то, что еще не сгорело и не разрушено полностью.

Так выглядела усадьба Ганнибала в конце 1970-х

Так выглядела усадьба Ганнибала в конце 1970-х

Огонь, вода и медные трубы

Тушили пожар огнеборцы 105-й пожарной части поселка Вырица с помощью двух автоцистерн. Центральная часть усадьбы полностью уничтожена. По предварительным данным, причиной возгорания стало неосторожное обращение с огнем.

Фото: Гатчинская служба новостей

Фото: Гатчинская служба новостей

В первой половине XVIII столетия деревня Кобрино принадлежала сподвижнику Петра I – графу Федору Апраксину. А в 1762 году она перешла в собственность семьи Ганнибалов. Сначала владельцем был Абрам Петрович Ганнибал (прадед А. С. Пушкина), позже его сын – Осип Петрович, а с 1781 года – дочь Осипа Петровича, Надежда Осиповна (мать Пушкина). Александр Сергеевич Пушкин здесь жил с няней Ариной Родионовной в годовалом возрасте.

Не раз усадьба горела. Еще в XIX столетии после пожара на том же месте было возведено новое здание. В разное время здесь гостили Николай Гоголь, Тарас Шевченко, Милий Балакирев, Николай Римский-Корсаков, Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус…

В конце 1980-х тоже случился пожар (в это время здесь располагался областной туберкулезный диспансер), и с тех пор усадьбу никто не восстанавливал. Время от времени возникали разговоры о потенциальном инвесторе, но поднимать из руин старинное здание – слишком дорогостоящее дело. Даже за «рубль» (есть в регионе такая программа) заняться его восстановлением никто не торопился. В 1994 году коммерсанты взяли усадьбу в аренду, намереваясь восстановить памятник, но это для них оказалось непосильным делом из-за слишком высоких затрат на ремонтные и реставрационные работы. А теперь вот – дымящиеся руины.

Как остановить разрушение

Активисты Общероссийского народного фронта (ОНФ) этой осенью провели ряд совещаний с участием представителей власти и экспертного сообщества, по итогам которых будут выработаны меры по сохранению объектов историко-культурного наследия. Сделано это было потому, что из разных регионов страны стали приходить новости о чрезвычайных происшествиях, связанных с памятниками культуры. Старинные храмы и усадьбы разрушаются от ветхости и пожаров.

«Органы охраны объектов культурного наследия зачастую сталкиваются с ситуациями, когда у этих объектов нет собственников или арендаторов. Или же формально он имеется, но средств на содержание или ремонт у него нет, – объясняет сопредседатель регионального штаба ОНФ в Республике Карелия Анна Лопаткина. – Сегодня вопрос сохранения памятников истории и культуры стоит очень остро. Цепочка трагических событий, когда страна теряет свое историческое богатство, не должна продолжаться».

По мнению экспертов – её коллег из других региональных отделений организации, ситуацию усложняет тот факт, что многие из них расположены в отдаленных местах. Так как у объектов нет зарегистрированных правообладателей, они не могут участвовать в программах по сохранению культурного наследия, невозможно привлечь средства на их восстановление.

Эксперты отмечают, что реставрация старинных сооружений обходится гораздо дороже, чем новое строительство. Владеть ими обременительно и невыгодно, из-за чего они превращаются в бесхозное имущество.

Проблем в этой сфере очень много, и актуальны они для всей страны. Учитывая сложившуюся ситуацию, «фронтовики» решили подключиться к решению этих проблем. Ни считают, что надо подумать о способах законодательной и оперативных, фактических способах сохранения исторических и культурных ценностей.  

История потерь

Истории пожаров и разрушений памятников, к несчастью, аналогичны: даже высокий охранный статус не помогает, когда они остаются без хозяйского глаза. Горько и больно. Вспоминается, как весной прошлого года мы таким же образом потеряли Дом академика Павлова в Колтушах. Здание находилось в аварийном состоянии, было законсервировано и тоже формально охранялось государством.

Этот дом – наследие известного архитектора, художника и скульптора Беспалова, один из объектов, входящих в Список культурного наследия ЮНЕСКО и в комплекс культурного наследия федерального значения «Научный городок врача-физиолога И. П. Павлова».

Планировалась реконструкция, на которую не было денег: по ценам 2014 года, когда стоимость работ подсчитали, вышло 150 миллионов рублей. Проект был составлен только на 8 миллионов, но и он потерял смысл после пожара.

«Обидно, когда горят исторические строения. Понятно, что деревянные конструкции сгорают быстро и в большинстве случаев не подлежат восстановлению, – констатирует неутешительный факт диспетчер оперативной службы МЧС Санкт-Петербурга Павел Запорожец. – Даже если спасатели поспевают вовремя, проблематично погасить полыхающее дерево за считаные минуты. Не случайно ведь говорят: горит, как дерево».

Спасти и сохранить

Департамент государственной охраны культурного наследия Минкультуры России после случившегося направил письмо в Комитет по культуре Ленобласти с просьбой проинформировать о последствиях пожара в усадебном доме. Областные власти подготовили ответ – в нем помимо прочего говорится об ответственности, которую готов взять на себя регион в случае передачи памятников в его собственность.

«В связи со случаями утраты ряда объектов культурного наследия, расположенных на территории Ленинградской области, комитет обращает внимание Росимущества на неоднократные обращения о передаче заброшенных памятников культуры в ведение региона, – комментирует заместитель председателя Комитета по культуре Александр Карлов. – Не согласованы заявки по передаче усадьбы Лисянского в Кобрино (ранее принадлежавшей Ганнибалам), Дома Ладожской флотилии в Новой Ладоге. Позже пожары на заброшенных объектах повредили или полностью разрушили памятники культуры. На рассмотрении в Росимуществе находятся также обращения Ленинградской области о передаче в ее ведение здания морского архива в Выборге и Гостиного двора в Новой Ладоге. По всем заявленным для передачи объектам администрация региона в случае их передачи планирует проведение проектно-изыскательских, консервационных, восстановительных и реставрационных работ».

Предлагается именно такой алгоритм спасения «главной летописи человечества» – строений с многовековой историей.

На территории Ленинградской области более 5200 памятников истории и культуры, уникальные культовые объекты – часовни, церкви, соборы. Особое место занимают ансамбли старинных усадеб и монастырей. Некоторые из них появились еще в XVI веке.

Блеск и нищета усадьбы Демидова

На пороге нового этапа своей истории и знаменитая усадьба Демидовых в поселке Тайцы Гатчинского района, блеск и нищета которой в разные времена удивляли всех, кто видел ее величественный архитектурный ансамбль. На днях губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко сообщил, что принято решение о переселении людей, занимающих ветхие служебные пристройки на территории усадьбы (на это регион выделит 16 млн рублей), и наконец начнется масштабная реконструкция.

Евгения Дылева

Центральный усадебный дом, который долгое время находился в плачевном состоянии, возрождается. Контракт на сумму 256,3 млн рублей выиграла компания «Союзстрой». С фирмой «Гуар» заключен договор на разработку концепции сохранения и использования усадебного парка и построек на его территории.

Несмотря на то что здание долгое время было заброшено, оно сохранило свой исторический вид. Все несущие конструкции, фундамент, перекрытия и даже крыша остались такими, какими они были при хозяине усадьбы заводчике Александре Демидове. Внутри сохранились лестницы, большая часть из них – с перилами. Кое-где даже плитка на печах осталась, хотя ее разрисовали вандалы.

К слову, в прошлом году на подходах к усадьбе появился плакат: «Уважаемые дебилы и моральные уроды, не ломайте и не проникайте в усадьбу, там нет ничего. Давайте сбережем то, что осталось».

Прежде центральное усадебное здание находилось в федеральной собственности, что сильно затрудняло проведение каких-либо работ по его сохранению. Теперь оно передано региону. А поскольку рассматривать реставрацию усадьбы без реконструкции паркового ансамбля бессмысленно (это единый комплекс), встал вопрос о переселении людей, живущих в домиках на территории парка. Речь идет о нескольких семьях бывшего обслуживающего персонала.

Из многочисленных затей Таицкого парка – павильонов, беседок, мостиков – до нашего времени уцелело очень немногое. Самое примечательное из сохранившегося – Готические ворота, расположенные в левой части усадьбы, за выездными флигелями.

Каменные львы, два с половиной столетия стерегущие парадную лестницу, повидали на своем веку и созидателей, и разрушителей

Каменные львы, два с половиной столетия стерегущие парадную лестницу, повидали на своем веку и созидателей, и разрушителей Евгения Дылева

Усадьба Демидовых была построена в 1770-е годы архитектором Иваном Старовым. «Тайцы» на древнерусском языке означало тайные подземные родники. Они целебные, и этим привлекли сюда действительного статского советника, промышленника, члена комиссии по составлению Уложения (1767 год) Александра Григорьевича Демидова. Озаботиться обустройством дома и удобным расположением террас его заставила тяжелая болезнь дочери, которая не могла выходить на аллеи парка, но зато имела возможность ими любоваться.

С 1896 года Тайцы перешли в Дворцовое ведомство и стали использоваться как санаторий для лечения легочных больных. Лечебное учреждение продолжало существовать и в советское время. В годы Великой Отечественной войны усадебный парк сильно пострадал. А позже особняк Демидова снова был реконструирован, и в его стенах продолжал функционировать санаторий имени Свердлова. Именно здесь Андрей Кончаловский снимал свой фильм «Дворянское гнездо». В 1989 году санаторий был закрыт, и с тех пор здание Демидовского дворца в Тайцах оказалось заброшенным.

К счастью, теперь есть надежда на то, что судьба обновленной усадьбы сложится счастливо. Территория, прилегающая к усадьбе, может быть передана под кампус СПбГУ – такая идея звучала во время одного из последних заседаний областного Градостроительного совета.

Евгения ДЫЛЕВА


Фото: автора

Загрузка...