Машины времени Георгия Богачёва

Ретроавтомобили Георгия Богачёва появляются всякий раз, когда в Ленобласти торжественно открывают какой-то новый участок трассы. Создают настроение, будят в душе что-то щемящее. Сразу вспоминаются фразы из любимых фильмов: «Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса!» или «Всем стало ясно, что ваша сложность идет вам, как Соеву пенсне».

«Машины я всегда любил, разные, и мне вообще любой транспорт доставляет удовольствие, – говорит Георгий Игоревич. Бывший топ-менеджер группы ЛСР и экс-вице-губернатор Ленобласти по строительству теперь живет под Выборгом и управляет базой отдыха. – А ретромашина – это еще и машина времени. Когда ею управляешь, она как будто увозит тебя в прошлое». 

Георгий Богачёв и прежде, когда работал в правительстве, и сейчас – неизменный участник областных торжеств по поводу открытия новых дорог, мостов и путепроводов. И с машинами в его жизни связано многое. Его нередко вспоминают, как только возникает любая автомобильная тема или приходит на ум автомобильный анекдот. Буквально на днях в одном из выступлений его вспомнил губернатор Александр Дрозденко, рассуждая о тех, кто любит выдвигать необоснованные претензии по принципу «Баба Яга против»: «Как любил говорить мой коллега и бывший подчиненный Георгий Богачёв, когда кто-то с ним начинал беспричинно спорить: “Так вам шашечки или ехать?”» 

Богачёву всегда – ехать.


– Георгий Игоревич, какой была ваша первая ретромашина?

– Помню, все началось с 21-й «Волги» (ГАЗ-21 «Волга») – самого популярного автомобиля светского времени, который выпускался с 1957 по 1970 год на Горьковском автомобильном заводе. У меня эта машина появилась лет пятнадцать назад, приобретена была по случаю в Челябинской области и, честно говоря, находилась в плачевном состоянии. Покупал не глядя, потому что продавцом был родственник моего товарища. Он рассказывал, что в ней ездил профессор, который был чрезвычайно аккуратен – садился за руль чуть ли не в мягких домашних тапочках. Но то ли профессор был грузный, то ли тапочки у него были тяжелые – в том месте, где находились ноги водителя, в днище машины была продавлена глубокая, почти насквозь, дыра… Пришлось почти полтора года заниматься реставрацией, после чего я зарекся это делать, уж больно процесс сложный и долгий. После этого покупал только уже отреставрированные автомобили, либо находящиеся в отличном оригинальном состоянии.

– Эта «Волга» у вас сохранилась?

– Нет, товарищу подарил.

– Машины ведь для того, чтобы ездить. А вы часто ими рулите?

– Не очень, но стараюсь каждый сезон по нескольку раз выезжать. Иномарки в этом смысле надежнее, а вот с советскими машинами беда: больше ремонтируешь, чем ездишь.

– К каждой – особое отношение?

– Да, в основном это связано с личными воспоминаниями. Вот, например, недавно купил 244-ю Volvo – знаменитая модель, похожая на чемодан. Вспоминаю, как гулял в детстве по Ленинграду, а они стояли около «Астории» и «Европейской», нарядные, заграничные, с финскими и шведскими номерами. Ходил и завидовал. Никогда, думал, такой у меня не будет. А вот, смотрите, купил-таки.

– Есть, наверно, у вас и «непатриотичные» американцы?

– А как же! Скажем, Lincoln Continental Mark 5 – последняя из больших американских машин, выпущена в 1977 году, потом наступил бензиновый кризис и машины стали уменьшаться. Когда мы с родителями ездили в детстве на нашей «копеечке» в отпуск, такие «американцы», хоть и очень редко, попадались на дорогах. Их привозили из-за границы моряки, артисты и спортсмены. Мы с моей тетушкой Олей называли их «большой и широкий». 

– А мерседес в вашей коллекции имеется?

– Да, у меня два мерседеса, двухдверные модели 1952 и 1983 годов. Тут и сказать нечего, мерседес он и есть мерседес. Точнее, был. Сейчас их тоже трудно отличить от любого корейского или японского ширпотреба.

– А как насчет «Чайки»?

– Конечно, как же без классики! «Чайка» – символ советского успеха. По сути это сборная солянка из американских автомобилей середины 50-х годов – старомодная, но при этом роскошная. На ней ездили министры и секретари обкомов. А для суперэлиты была еще одна машина, автомобиль высшего класса – ЗИЛ-111. Они выпускались совсем малыми сериями на заводе имени Лихачёва в Москве с 1959 по 1967 год. ЗИЛ был похож на «Чайку», неспециалист может и перепутать. Но сейчас это огромная редкость и на порядок дороже.

– Вы упомянули «копейку». Удивлюсь, если сейчас ее у вас нет.

– Да, в детстве ездил на ней вместе с родителями, гордился (еще бы!) – новые «жигули». Отличный автомобиль, ездить просто, как на велосипеде. И конечно, она у меня есть. Повезло, купил у приятеля по случаю в прекрасном оригинальном состоянии и с пробегом всего 25 тысяч км.

– Есть ведь у вас и старенькие автобусы… 

– Недавно по случаю удалось купить замечательный красный пазик. А еще сейчас реставрируем ЛАЗ львовский. Увидели такой случайно пару лет назад на Валдае. Абсолютно новый на вид автобус мы с друзьями встретили на грунтовке в глухой деревне. Удивились. Выяснилось, что один товарищ приспособил его под местные рейсы, дав красивое название «Экспресс Виталий Бианки». Я сильно уговаривал хозяина продать автобус, но для него это был вопрос не коммерческий, а меценатский, поэтому ничего не вышло. Но желание осталось, и через некоторое время кто-то позвонил и предложил автобус из Костромской области. А потом получилось как с той «Волгой» и профессором. Вполне живой по фотографиям автобус умер на полпути. Пришлось тащить из Череповца эвакуатором, а когда притащили, обнаружились и другие недостатки. Короче говоря, теперь строим его практически заново. Зато уж точно будет как новый.

Запуск рабочего движения по новому путепроводу на перегоне Выборг – Таммисуо участка Выборг – Каменногорск. Ретро-пазик, Губернатор Александр Дрозденко с двумя Богачёвыми на фоне ретро-пазика, который первым проехал по путепроводу

Запуск рабочего движения по новому путепроводу на перегоне Выборг – Таммисуо участка Выборг – Каменногорск. Ретро-пазик, Губернатор Александр Дрозденко с двумя Богачёвыми на фоне ретро-пазика, который первым проехал по путепроводу

– Почему к старым автомобилям такое трепетное отношение?

– Потому что они несут в себе дух эпохи. Садишься в машину и чувствуешь, как сам становишься частью давней истории. Не то что сейчас – машин много, но все какие-то безликие. Трудно себе представить, что какой-то из современных массовых автомобилей станет впоследствии классикой.

– А многие люди ретроавтомобилями увлекаются?

– Нравятся они многим, но владение ретроавтомобилем непростое удовольствие. Машину ведь мало купить, ее нужно содержать и обслуживать, а еще она должна обязательно ездить. Если машина стоит, она умирает. Реставрация у нас редкость. Есть мастерские, главным образом в Москве, но стоит это запредельных денег. Вообще ретродвижение у нас развито слабо, в отличие, например, от соседней Финляндии, где в сезон чуть ли не каждые выходные проходят ретропарады. 

Другая проблема – хороших второстепенных дорог мало, а гонять старинную машину по федеральной трассе среди фур или в городе по пробкам жалко. Ретроавтомобиль – это ведь фактически музейный экспонат. Он нежный, требует повышенного внимания, как заслуженный дедушка. А посмотрите, как странно люди к ним относятся. Стоит на минуту оставить – и облепляют, как дикие племена ритуальный столб. Ладно бы просто смотрели, но ведь каждый норовит подержаться, сесть на крыло, чтобы сделать селфи. Неясно, что за рефлексы срабатывают, но владельцу это крайне неприятно. 

– Вы давали когда-нибудь имена своим ретромашинам? У меня, например, один родственник назвал свой жигуль Боливаром…

– Как-то не приходилось. Это когда машина одна и становится членом семьи, ее хочется как-то назвать. Помню, нашу белую «копейку» мои родители ласково называли Снегурочкой.

– Одна из главных российских бед – дороги. Не подводит?

– Это устаревшая информация. (Улыбается.) В Ленинградской области, и у нас под Выборгом в частности, за последние годы качество дорог серьезно улучшилось. Вполне можно ездить с ветерком.

– В этом году ваши машины появлялись, когда запускалось рабочее движение по новым путепроводам в Таммиссуо и Пальцево через железную дорогу Выборг – Каменногорск. Откуда взялась эта традиция?

– Не знаю, но мне она нравится. Красиво. Когда элегантная старинная машина едет по новой классной дороге или мосту – это как связь времен и поколений. Очень символично, не находите?


Беседовала Евгения ДЫЛЕВА

Фото автора, пресс-службы губернатора и правительства ЛО и из архива Георгия БОГАЧЁВА