Арктика и Антарктика Ирины Дрозденко

Она разочаровывает тех, кто видит в ней только жену губернатора

Прослезиться, прикоснуться к плечу несущего груз недугов, а потом удалиться, шурша шлейфом, – это не для нее. Милосердным и нуждающимся помогает команда благотворительного фонда «Место под солнцем». Тем же, кто хочет и может работать, полезнее и честнее доверить садовый инструмент, стамеску или карандаш (кто что удержит), потому что пришло время отдавать. В этом так же, как Ирина Дрозденко, уверены сотрудники Мультицентра социальной и трудовой интеграции, которым она руководит.

Вектор судьбы

Одно дело, когда человек находится в окружении близких, и совсем другое – казенное учреждение, даже самое лучшее – светлое, теплое. В подавляющем большинстве случаев живущие в казенном доме люди не имеют шансов поменять траекторию судьбы.

«Мы даем шанс изменить этот вектор, – говорит Ирина Григорьевна. – Проверено: нуждающиеся в средствах люди, которые в силах заниматься трудом, пусть не слишком квалифицированным, в состоянии заработать сами. Только надо предоставить им возможность найти свое место в жизни».

Михаил и Артём воспитанники Дома-интерната имени Ушинского, обучающиеся Мультицентра по профессии «Изготовитель художественных изделий из керамики».

Михаил и Артём воспитанники Дома-интерната имени Ушинского, обучающиеся Мультицентра по профессии «Изготовитель художественных изделий из керамики».


Около двух лет назад, демонстрируя возможности центра, она сказала: «Я не мать Тереза, скорее Жанна д'Арк». Тогда захотелось заменить неизбежные при ее статусе кривые зеркала досужих разговоров и домыслов сведениями из первых уст. Выяснилось, что знаний в области социального служения, а главное – стремления исправить многие бюрократические косяки у нее больше, чем у иного чиновника социальной сферы с сорокалетним стажем.

Она объяснила, что благородные женские образы ей близки, и образ матушки ее, безусловно, вдохновляет, но сострадание и помощь ближнему – еще далеко не все. Для того, чтобы помогать, часто приходится быть жесткой, а порой «включать социального бунтаря». Особенно когда ты вынуждена продираться через косность и некомпетентность тех, кто должен бы все понимать и действовать, но не понимает и бездействует.

«Время от времени, конечно, могу быть мироносицей, – признает она. – Но чаще приходится предлагать, отстаивать, исправлять – где уж тут без напористости».

Теперь на вопрос, не изменилось ли спустя время что-то в приоритетах, Ирина без колебаний ответила: «Нет». И добавила: «Они ведь и не позволят». «Они» – это подопечные, которые в мультицентре при участии Ирины Григорьевны и сотрудников учреждения перестают считать, что ничего или практически ничего не могут. То есть, по сути, возвращают себя к жизни, а потом идут дальше – приобретая навыки и новый социальный статус, который помогает им стать полезными членами общества.

Программы мультицентра рассчитаны на обучение профессиям: швея, мастер по ремонту обуви, оператор электронно-вычислительных машин, садовник, уборщик служебных помещений, изготовитель художественных изделий из керамики, бересты и лозы, уборщик территории, пекарь, кухонный рабочий и так далее.

Занятие обучающихся по специальности «изготовитель художественных изделий из лозы»

Занятие обучающихся по специальности «изготовитель художественных изделий из лозы»


«Я считаю, что налоги, которые будут платить мои дети, зависят от того, сколько наших парней и девчонок вольются в общее число будущих работников, пополняющих ряды налогоплательщиков, – говорит Ирина. – Работяг-то с Марса-Венеры нам не пошлют. Имеет смысл научить ребят заниматься тем, что им хорошо удается. Я говорю не о сиюминутной затрате или выгоде. Человеку важно придать сил, уверенности в себе, и он будет не только брать, но и отдавать».

Будем жить

Конечно, как у всех, бывают непростые моменты. «Как-то увидела, что учеба у одной из наших красавиц не клеится, – рассказывает Ирина Григорьевна. – Говорю: «Что делать, придется тебе возвращаться назад, в интернат». А она в слезы, эмоции распирают, а сказать ничего не может. Попросила ее успокоиться и объяснить, в чем дело. А она мне: «Не могу, я как эта, ну как ее…» Спрашиваю: «Кто эта?» – «Ну, та, которую он утопил!» – «Муму, что ли?» – Кивает: «Точно, Муму».

Подчас ребята не могут внятно выразить свою мысль и зачастую не имеют представления о самых простых вещах. Например, им приходится растолковывать, что от простуды помогает лимон или клюква. Или рассказывать, что зимой пригодятся фланелевые рубахи, а летом ситцевые. То, что для нас – элементарное знание, усвоенное с детства, для них целая наука.

В обязанности сотрудников мультицентра входит сопровождение подопечных. «Они, как нянюшки, смотрят за тем, как ребята питаются, ведут хозяйство, проверяют, способны ли разумно распоряжаться своим бюджетом, – объясняет Ирина Григорьевна. – Практикуется и поствыпускное сопровождение, которое ведут не только наши коллеги, но и привлеченные по договорам специалисты в рамках социального проекта «Дорога к дому». К процессу подключен благотворительный фонд «Место под солнцем» – тот самый, с которого и начался мультицентр. Все это системная, последовательная работа. Сопровождение длится от полугода до года. Идем рядом – «адапт-командой», в которую входят социальный педагог, педагог-психолог и мастер производственного обучения. Если у выпускника возникают профессиональные проблемы, недоразумения в рамках непосредственной работы, значит, недоучили. Тогда практикуются выезды на место, консультации».

«Ключевая цель, – продолжает собеседница, – привести потенциального работника к работодателю. То есть наши усилия – прелюдия к основному действию. Но вот ведь незадача: если наш потенциальный работник зарегистрирован в психоневрологическом интернате (ПНИ), работа должна «шагнуть» к нему. А он не хочет там находиться, и мы на консилиуме признаем (это касается всех, не только самых прилежных учеников, звездочек), что этот человек способен работать и самостоятельно жить. Полтора года назад инициативная группа заинтересованных людей с моим участием выдвинула предложение региональному комитету соцзащиты о пересмотре порядка выписки из ПНИ. Замечательно, что мы были услышаны и порядок пересмотрен без нарушения закона о психиатрии. Комиссия из психиатров осталась, плетью обуха не перешибешь, но полномочия врачей-психиатров сводятся сегодня к определению: социально опасен или нет. Что касается навыков, опыта, которые человек приобрел и развил, способности к самообслуживанию, самостоятельному проживанию, то их определяют не медики, а межведомственная социальная комиссия, в которую входят представители ПНИ, общественных организаций, органов опеки и попечительства, если речь идет о несовершеннолетних».

Выпускной «Уборщики служебных помещений» в Мультицентре социальной и трудовой интеграции.

Выпускной «Уборщики служебных помещений» в Мультицентре социальной и трудовой интеграции.


Дом и котопёс

Выписать человека из ПНИ, договориться с потенциальными работодателями – еще не все. Важно определиться с жильем для выпускников. «Полагаю, стоит подумать о переходе с социального найма на служебный, – считает Ирина Дрозденко. – Пусть работают и живут на служебных квартирах, только надо продумать такую систему, чтобы никто их не мог выставить на улицу. Необходима жизнеспособная, гарантированная модель заселения».

Мелочей в сопровождении учащихся и выпускников не бывает. Взять хотя бы «собачье-кошачью» тему: любовь подопечных центра к домашним животным традиционно зашкаливает. «Но даже если будешь горячо убеждать тех, кто сдает квартиры нашим выпускникам, что хомячок не превратится в медведя, ни в какую не хотят в дом пускать животину, даже слышать об этом не хотят, – расстраивается Ирина Григорьевна. – Поэтому приходится иной раз идти на компромисс. Скажем, у нас в мультицентре проживает здоровенный восьмилетний котяра, можно сказать, котопёс, национальное достояние центра, а его хозяйку мы определили в хорошую благоустроенную квартиру. Но случается и такое, что наши чудные подопечные заводят по пять собак… Вот если бы Комитет по социальной защите населения разрешил снимать жилье в сельской местности, с центральным отоплением и небольшим участком, тогда все были бы счастливы».

На вопрос, любит ли она сама животных, отвечает утвердительно и объясняет: «У нас на даче вечно живут брошенные коты и собаки. Сбегут беспечные хозяева за границу, и на улице остаются британские кошки, ретриверы, далматины... Грянут первые морозы – и четвероногие могут пойти в расход. Примерно из сорока дачников «настоящих буйных» немного – всего четыре семейства. Вот и тянем спички, кто брошенку возьмет. А потом, если повезет, определяем в хорошие руки (и с денежным годовым содержанием предлагаю). В общем, сейчас картина такая: один кот наш и два сезонника».

«Не отнимайте меня у меня»

«Не могу без работы, а она научила тому, что одной критикой и оппозицией вообще ничего не достичь, – признается Ирина Григорьевна. – Надо приходить, становиться рядом с людьми, подставлять плечо, не кичиться. Радоваться, когда твоя идея достигла понимания и воспринята другими. Не носиться с тем, что это, мол, я придумала, а просто Бога благодарить за то, что услышали…»

Мультицентр – нетиповое учреждение. «Мы сейчас не укладываемся в чисто образовательные рамки. На нашей площадке объединены госуслуги, востребованные для сопровождения инвалидов», – поясняет собеседница. А идею, лежащую в основе проекта, формулирует так: «Обычные люди хотят реальных отношений, натуральной еды, стабильной зарплаты, настоящего, осязаемого, реального. Того, что приносит нам как боль, так и радость. На это нацелена модель обучения и трудоустройства, которую мы предлагаем. Я благодарна за шаг навстречу со стороны наших петербургских коллег: услышали, увидели и оценили отличия и преимущества нашего центра. Петербург был и остается кладезем опыта по многим направлениям соцзащиты, реабилитационных и прочих программ, но и нам есть что показать».

В сентябре на базе Мультицентра во Всеволожске открыт многопрофильный ресурсный центр для инвалидов.

В сентябре на базе Мультицентра во Всеволожске открыт многопрофильный ресурсный центр для инвалидов.


11 декабря в мультицентре состоится межрегиональная научно-практическая конференция, на которую съедутся участники со всего Северо-Запада – руководители государственных учреждений, оказывающих образовательные и социальные услуги инвалидам. Цель – получить экспертную оценку нашего опыта, продемонстрировать положительные наработки.

А по большому счету задача конференции – найти новые пути социализации и трудоустройства людей с инвалидностью, запертых в стационарных учреждениях и находящихся на полном государственном обеспечении. Нужна переоценка правомерности их нахождения там. 

Никто до сих пор этого не делал. Одна треть, одна пятая, а возможно, только одна десятая из них нуждается в изоляции. Остальные могли бы работать и приносить пользу.

Недавно в Москве Ирине Дрозденко вручили Национальную премию «Гармония-2018» в номинации «Реабилитация и абилитация».

«Наверно, во мне есть какой-то баланс, – говорит она улыбаясь. – Невозможно без гармонии в душе работать в такой сфере. Отрадно, что наши выпускники, пусть даже не все, могут поделиться своей историей успеха. Помню, как одного из них попросила прийти на выпускной, рассказать о том, где и как работает. Объяснила ему: ребятам ведь ни к чему Анджелина Джоли, звезда для них – ты. А он застеснялся, не привык светиться. Приветствую такую позицию и понимаю: отправляем их в непростую экспедицию под названием «жизнь», а зачастую это Арктика и Антарктика».

Экономическая целесообразность подготовки и последующей работы выпускников мультицентра очевидна. Основная экономия бюджета вкладывается при их выходе в самостоятельную жизнь. На их пребывание в домах-интернатах уходят огромные суммы. Минусов как для них, так и для государства нет. Только плюсы: социализация, качественное улучшение жизни, налоги от новых работников.

Счастливый билет Ольги и Алексея

Из опыта трудоустройства выпускников Мультицентра

Перед межведомственной социальной комиссией, определяющей дальнейшую судьбу выпускников, – экс-обитатели кировского психоневрологического интерната. С недавних пор они живут и работают в одном из гатчинских фермерских хозяйств («Муслим»), которое специализируется на производстве сыра.

Обоих туда взяли по предварительному согласованию. Стажировка супругов уже позади. Алексей стажировался раньше Ольги, он разнорабочий. Выучился на газонокосильщика, с техникой на «ты». Те навыки, которые получил в центре, ему пригодились. Затем фермеры приняли Ольгу, она работает на кухне. Правда, она училась в центре два с половиной месяца на керамиста, но параллельно осваивала и специализацию кухонного работника (сироты имеют право учиться по двум направлениям, чтобы возможностей для трудоустройства было больше).

«За это время из Тарзана выковать джентльмена, конечно, тяжеловато, – признают педагоги, – но навыки приобретены, остальное дело времени». Давая добро на дальнейшую работу, Ольге объяснили, что вторая специальность не помешает: налепил маленьких свистулек, запек в печке – и можно наладить продажу. Запасная профессия и дополнительные навыки еще никому не мешали. На вопрос, что купите, если удастся заработать денег, супруги ответить затруднились. Но у них еще будет время решить.

В фермерском хозяйстве они встретили хорошее, доброжелательное отношение, с обоими заключен бессрочный трудовой договор. Выполнены два обязательных условия выписки из ПНИ: наличие постоянного дохода и жилья по месту трудоустройства.

Пока на государственном уровне этот вопрос, к сожалению, окончательно не решен, напоминают члены комиссии, и все же шаг вперед сделан – по сравнению с прошлыми временами, когда обитатель ПНИ был обречен всю жизнь находиться в стенах интерната. О свадьбах и речи идти не могло.

Теперь ситуация изменилась. Выпускники-звездочки вправе жить и работать самостоятельно, а социально ответственные работодатели создают для этого необходимые условия. Ольга и Алексей вытащили счастливый билет.

Евгения Дылева