Чудища из паутины: как уберечь детей от опасных игр и «групп смерти» в виртуальном пространстве

Ловушки чаще всего расставлены вне игры, и надо попробовать заменить «синих китов» на «пёстрых котов»

Стоя за спиной у ребёнка, смотрю на экран компьютера и слышу: «Как так?!» При этом отчётливо понимаю: доверие – главное, да и сами учили: тайком заглядывать человеку через плечо точно также, как читать чужие письма – дела неблаговидные. Но ведь можно понять и близких, всерьёз напуганных расставленными в виртуальном пространстве «ловушками», чрезмерной – многочасовой увлечённостью чада, «группами смерти» в интернете» и смертельно опасными играми…

Какие причины могут толкнуть ребёнка к краю пропасти, как распознать депрессивное состояние? Эксперты на эти вопросы отвечают неоднозначно, но, как выясняется, сходятся в одном: компьютерные игры – не первопричина смертельной опасности, и если уж говорить о «ловушках», то они расставлены «вне игры».

Страшная тема

«Тема сама по себе страшная, и хотя во время пандемии она уходит на второй план, остаётся сегодня не менее актуальной, – считает детский омбудсмен Санкт-Петербурга Анна Митянина. – Дети часто остаются незащищёнными перед угрозой суицида, что подтверждает статистика. По данным Главного следственного управления, наблюдается рост таких случаев. Если за весь 2019 год в Петербурге свели счёты с жизнью трое детей, то за девять месяцев прошлого, 2000 года – уже 10, и более того, в четвёртом квартале это число возросло до 16. Причем, как мы выяснили, дети воспитывались в благополучных семьях, и надо разобраться, что стало причиной».

Она уточняет, что на детский телефон доверия городского Кризисного центра ежегодно поступает более 300 звонков. Притом растет и число очных обращений.

«Трудно представить, что должно творится в голове у подростка, который задумал лишить себя жизни, – признает петербургский детский омбудсмен. – Но мы должны понимать, как постараться не допустить, и что в связи с этим делать. Причём наиболее часто речь идёт о детях 16-17 лет, а причиной становится комбинация психотравмирующих условий. Это может быть и острый конфликт с родителями или сверстниками, неразделённая любовь или даже страх перед экзаменами. От медиков часто можно услышать, что психиатрические заболевания – на последнем месте среди причин. Но я бы в этом всё-таки усомнилась. У детей старшего возраста нередко причиной суицидального поведения становится наркозависимость, притом есть и другие поводы для «чёрных» мыслей... Чтобы справиться с этим, надо вспомнить о таком понятии, как «информационная гигиена», и вместе подумать о об активной информационной практике – надо постоянно разговаривать с детьми для того, чтобы научиться их понимать, а они бы нас слышали».

О чём стоит поговорить

Важно предупредить ребёнка о том, что опасность кроется в ложном убеждении, взятом из тех же компьютерных игр: «я – абсолютно бессмертен». То есть, «Бубликов умер, а потом – не умер» – встал и пошёл дальше, ведь ещё много дополнительных жизней.

А ещё надо бы развенчать горькую уверенность в том, что «я никому не нужен». Помочь распутать конфликт со сверстниками. Или поговорить о том, что неразделённая любовь – ещё не конец жизни…

Понятно, что поводов свести счёты с жизнью, как прежде, так и теперь – много. Тогда причём здесь опасность компьютерных игр, и как уберечь детей?

Не пропустите

Внимание и понимание

Принципиально важно внимание со стороны взрослых к тому, чем живёт ребёнок. Причём не навязчивое – аккуратное. Об этом предупреждает замначальника Управления организации деятельности участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Татьяна Семенова.

«Приходится признавать, что родители не всегда уделяют должное внимание поведению ребёнка. А ведь отсутствие доверительных отношений с детьми приводит к непониманию и ощущению одиночества», – объясняет она, и в то же время говорит о том, что не стоит игнорировать опасность, идущую из виртуального пространства.

Поэтому правоохранители тесно сотрудничают с ведомствами и учреждениями, занятыми интернет-безопасностью.

«Вместе с тем, уделяем внимание мониторингу социальных сетей, – поясняет она. – А наши сотрудники полиции нередко участвуют в родительских собраниях».

Причины – вне игры

«В крайних случаях, когда депрессия зашкаливает и появляются чёрные мысли, чаще чем взрослые в курсе о намерениях сверстника – окружение ребёнка, и это должно учитываться в системе профилактики, которая должна быть направлена не только на того, кто непосредственно от депрессивных мыслей страдает», – отмечает старший научный сотрудник Социологического института РАН, доцент кафедры прикладной и отраслевой социологии факультета социологи Санкт-Петербургского государственного университета Майя Русакова.

Примерно о том же говорит координатор проекта «Молодежная служба безопасности» Леонид Армер, и приводит такие цифры:

«Большинство – практически 90% детей приходят на опасные страницы в соцсети из любопытства – посмотреть, что это такое. А причина всерьёз участвовать или стать куратором такой игры – отсутствие нормального эмоционального контакта и доверительных отношений с родителями. Сами по себе в компьютерные игры не являются причиной суицидов. Причины – вне игры: ребёнок приходит в «паутину» уже подготовленным какими-то неприятными внешними обстоятельствами».

Другое дело, что «паутина» затягивает. Но с теми, кто её плетёт, разбираются, о чём свидетельствует сводная информация о ходе проекта «Компьютерная (интернет-безопасность) и преступления в социальных сетях против несовершеннолетних и молодёжи», представленная 22 января в информационном агентстве ТАСС.

И в той же презентации игроки объясняют, почему в «паутину» приходят:

О том, что «причина – не в виртуальном пространстве, а в реальной жизни говорит заместитель главного врача Центра восстановительного лечения «Детская психиатрия имени С. С. Мнухина», врач-психиатр Валентина Яковенко.

«Очевидна сегодня неприятная роль пандемии, во время которой явно ухудшилось внимание к детям, у которых из-за дистанционки увеличилось количество свободного времени, – считает она. – Скука – один из ведущих симптомов депрессии».

Вот тут-то специалисты и сходятся в главном: что бы ни происходило, надо слушать и слышать детей. Образно говоря, суметь вовремя заменить «синих китов» на пёстрых котов, предложить что-то поинтересней суицидальных мыслей. Собственно, в этом нет ничего нового, но есть сермяжная правда.

Евгения Дылева

Фото: Валентин Илюшин/Online47