Три правила Снегурочки

«Снегурочкой быть трудно», — говорит Вероника Ялунина. Она это точно знает, потому что подрабатывает на новогодних праздниках в Ленобласти и Петербурге уже девять лет. По профессии Вероника библиотекарь и очень неплохой фотохудожник, а по совместительству — мама дочери-первоклашки Маши.

Дед Мороз, костюм и публика

Есть три важнейших условия для того, чтобы праздник состоялся: Дед Мороз, хороший костюм и публика. В зимнем костюме в помещении или в легком на улице чувствуешь себя крайне дискомфортно, объясняет Вероника. Потому, безусловно, подбор костюма крайне важен.

Снегурочка на утреннике в детском саду — ответственная миссия: на тебя смотрят десятки глаз малышей, которые с готовностью исполняют любое твое пожелание: стишок прочесть, песенку спеть, хоровод водить, станцевать. Надо, чтобы поверили — безоговорочно и надеялись, что чудо не исчезнет.

«Дед Мороз для детей практически божество, а Снегурочка-внучка им ближе, на нее вся детская надежда, — продолжает собеседница. — Вот и надо соответствовать: быть доброй, открытой, улыбчивой, задорной, искренней. Малыши всё очень хорошо чувствуют».


То ли богиня, то ли ангел

Вероника и дочке читала, и сама перечитывала русскую народную сказку про Снегурочку. Ее сочинили где-то в середине XVIII столетия под влиянием северных сказаний, пришедших от поморов. Сказочный сюжет в собственной обработке предложил России во второй половине XVIII века собиратель фольклора Александр Афанасьев, а славянской богиней Снегурочку под влиянием Афанасьева сделал драматург Александр Островский, выбрав ей в родители славянских богов — Деда Мороза и Весну-Красну.

Имеется и такая версия: у северных народов, в том числе и у поморов, есть предание о том, что ангел под Рождество ходил и приносил детям радость и утешение, а затем этот образ трансформировался в девушку-подростка Снегурочку.

Радость и утешение… Значит, надо быть легкой и романтично-сказочной. Не всегда получается. Дети — открытый, готовый верить в сказку народ, но совершенно другое дело — испорченные возрастом и неверием в чудо взрослые. Правда, и они бывают разными.


Тающая красота

Вероника — подходящее для Снегурочки имя. Очень оптимистичное: Вера и Ника — верим и побеждаем. Внешность тоже подходящая: просто красавица. И любит красоту: сделанные ею снимки превращаются в настоящие картины. Есть, например, на зимнюю, Снегуркину тему. Каждая веточка на замерзшем дереве в лесу — с проблесками инея, настоящая.

Снегурочка сродни этому заиндевевшему деревцу, хрупкому и подверженному ветрам, хотя внешне неколебимому. Схваченному морозом и заколдованному до самой оттепели.

«Снегурочке надо каждый раз быть такой, чтобы все поверили: придет весна — и она, прыгая через костер, растает, — считает Вероника. — Это в том случае, если ты идешь к детям, которые верят в чудеса».


По ее наблюдениям современные люди, как сетовал герой «Иронии судьбы», «перестали делать большие хорошие глупости», и теперь вовсе не умеют дарить правильные, радующие детей подарки. «Исходят они из двух соображений: или попроще и подешевле — что-нибудь бесполезное, либо то, что самим нравится, без учета вкуса того, кто презент получает, — говорит Вероника. — Поэтому задача Снегурочки сложная. Ведь хочется видеть, что ты принесла обыкновенное, но действительно необходимое чудо».

Баба-яга как партнер

Часто в новогодних сценариях, помимо добрых персонажей, присутствует и Баба-яга. И очень оживляет действие. Вероника ценит эту партнершу, когда она уместна, убедительна и нравится детям.

Стоит помнить, что она не всегда была злодейкой: когда-то, в дохристианской Руси, этот персонаж считался положительным. Баба-яга была берегиней, хранила род и народные традиции. Да и позже, в сказках она неоднократно указывала верную дорогу заплутавшим богатырям и Иванушкам-дурачкам.

К тому же волшебная бабка интересна своими умениями: готовит разные снадобья, приворотные настойки и зелья, сушит коренья и травы, как настоящая целительница-знахарка. Так что все относительно.

У самого Лукоморья

Веронике доводилось играть не только Снегурочек. Был, например, опыт постановки спектакля с таким сценарием: «У заповедного места на краю Вселенной, у самого Лукоморья, на зеленом волшебном дубе, по которому можно попасть в другие миры, жили Кот и Русалка. Жили они как все, по-разному, но в основном хорошо, даже очень... Однажды им поступил приказ помочь одному библиотекарю. Нельзя сказать, что они были рады тому поручению, но делать нечего».

А следить и докладывать за выполнением ответственного задания было поручено Золотой рыбке, которую играла Вероника. Хотя по жизни ей ближе роль библиотекаря, ведь именно такую должность она исполняет в одном из социальных учреждений.

В общем, играла она с коллегами историю о запутанных и внезапно возникших обстоятельствах ответственного путешествия героев, которые раскрывают их абсолютно иные качества в нашем совершенно не сказочном мире. Была она в том спектакле под названием «Путешествие в сказки Пушкина, или В поисках золотых орешков» и автором идеи, и режиссером-постановщиком, и оформителем.

«Надо попробовать себя в разных амплуа, — рассуждает Золотая рыбка. — Неинтересно же быть только Снегурочкой».

Самый лучший Дед Мороз

«Вы не поверите, но самый любимый Дед Мороз у моей дочери — я, — улыбаясь, признает Вероника. — А дело было так. Крохе моей три с половиной года исполнилось, бабушка упрекает, что мать развлекает чужих детей, а родимая дочка никогда не видела Деда Мороза, мне неловко стало. Попыталась нарядить папу своего. Не получилось: дед он хороший, добрый, любимый, но Мороз никакой. Пришлось самой.

Остались мы накануне Нового года в доме одни, я сказала, что на пять минут выскочу в магазин за вкусненьким, а сама — в ванну переодеваться и гримироваться. Костюм Деда надела на пуховик, чтобы солиднее выглядеть. Стучусь к ней в комнату, сама переживаю: вдруг ребенок напугается… Нет. Взяла меня за руку и давай показывать, какие у нее книжки, новые наряды, рассказывать о друзьях, родителях… Забралась ко мне на колени, чтобы мы вместе посмотрели домашний фотоальбом. Тут я перепугалась: узнает маму! Нет. Батареи шпарят на полную. Она в легком платьице. А мне даже не попить — бороду не отодвинешь. Никаких стихов, только слушаю. Всё рассказала, показала, посетовала, похвасталась. И слышу: “Дедушка Мороз, ты настоящий друг, но тебе к другим детям пора. Иди…”

Закрываю дверь в комнату, в ванной моюсь, переодеваюсь, пряча костюм. Являюсь, как бы из магазина, ничего, правда, не купив. И два часа, сидя в кресле в домашней одежде, слушаю историю о том, как приходил Дед Мороз. После этого Нового года у моей дочери все Деды Морозы были не настоящими. Только тот. Она его узнала на фотографии, когда мы с подругой ходили к детишкам наших знакомых: она Снегуркой, я — Дедом. “Мама, смотри, вот мой настоящий Дед Мороз”, — сказала дочь, указав пальчиком на фотографию. Просто я ей дала ощущение покоя и любви, ничего не требуя взамен».

Это вполне объяснимо, и в точности соответствует правилам Снегурочки.

Евгения Дылева

Фото из личного архива Вероники Ялуниной


Загрузка...