Дети перестройки упустили правду о блокаде

Поколение «чуть за тридцать» знает о войне меньше, чем современная молодежь.

Военно-патриотические акции, памятные мероприятия и просветительская работа по истории Великой Отечественной войны и блокады Ленинграда сегодня направлены на школьников и пенсионеров, оставив за бортом поколение реформ и перестройки. 

Об этом в рамках круглого стола, посвященного 75-летию со Дня снятия блокады Ленинграда, который проходил вчера в Ленинградской областной универсальной научной библиотеке, рассказал присутствующим руководитель историко-краеведческого центра регионального Дома дружбы Петр Якубенков

«Я много езжу по области и сделал весьма интересное наблюдение, да и в районах мне об этом часто говорят: мы много работаем с детьми, мы хорошо работаем с пенсионерами, но совершенно забыли о людях в возрасте от 30 до 60. И они пытаются самостоятельно найти хоть какую-то информацию, отделить правду от откровенного вымысла, которого сегодня тоже немало. Эти самые «упущенные» поколения, особенно те, кому в период реформ и перестройки по 10-15 лет было, сегодня начали очень активно интересоваться историей войны. И я понял, почему. У них появились свои дети. И теперь вот эти современные родители и даже молодые бабушки и дедушки начали задумываться: «А что будут знать наши дети о Великой Отечественной войне и блокаде Ленинграда?». Именно этим можно объяснить их интерес», - сказал Петр Якубенков. 

Историк предложил несколько пересмотреть подход к просветительской работе и больше говорить не об ужасах блокады, а о героизме и подвиге жителей осажденного города. 

«Когда проходят встречи с блокадниками, мы много говорим об ужасах блокады. Да, все это было. И 125 граммов хлеба на день — абсолютная правда. Далеко за примером ходить не нужно. Я сам, ребенком, жил в Ленинграде той тяжелой зимой 1942 года. И вот, много лет спустя, уже после войны, я закончил военное училище и молодым лейтенантом с золотыми погонами приехал домой. Собрал друзей, сидели, смеялись, разговаривали. Мама суетилась по хозяйству, и вдруг села и заплакала. Говорит мне: «Знаешь, а зимой 42-го года я тебя из окошка хотела выбросить. Я домой прихожу, сама голодная, а ты лежишь замотанный в тряпочки так, что одни глаза торчат. Я просто не знала, что делать». Да, все это было. Но почему об этом мы говорим гораздо больше, чем о подвиге блокадников? - отмечает историк. - О подвиге ленинградцев почему-то все как-то вскользь, общими фразами. А ведь город не просто жил. Ленинград работал, производство стремительными темпами наращивалось. Строили танки, миллионы снарядов выпускали. Ни на минуту заводы не останавливались. А сколько людей положили жизни для спасения Ленинграда и ленинградцев. Об этом нужно говорить». 

Впрочем, самое главное и обнадеживающее условие сохранения истории блокады — подлинный интерес к событиям тех лет не только со стороны историков и ученых, но и представителей следующих поколений. 

«Пока молодежь интересуется, мы можем быть спокойны, и память о блокаде останется в памяти потомков и не умрет никогда», - резюмировал Петр Якубенков.

Александр Телегин