12 мая, 18:07

Прибалтийское дежавю: почему вместо Ивангорода Эстония получит «от мертвого осла уши»

Недавние выборы в парламент Эстонии отбросили бывшую советскую республику на 30 лет назад.

Вирус антироссийской риторики и манипуляций на почве «исторической травмы, нанесенной СССР» набирает все большую популярность на политических фронтах приграничных с Россией государств.

Мы уже привыкли к навязчивому японскому «Отдай» по поводу Курильских островов. Перестали вызывать недоумение и весенне-осенние сезонные обострения «городских сумасшедших» из Финляндии, которые время от времени пытаются «хайпануть» на призывах вернуть «на родину» российский Выборг.

«Крым не ваш» вкупе с периодическими апелляциями к непризнанию независимости Южной Осетии вообще в последние годы стали на Западе чуть ли не мультинациональной идеей.

Теперь еще и в Эстонии заговорили о восстановлении «исторической справедливости» и озвучили свои территориальные претензии по поводу Ивангорода наравне с куском земель Псковской области.

Как эстонские «ультрас» берега Нарвы попутали

Есть в уголовном слэнге весьма интересное выражение «попутать берега», что означает в переводе на литературный русский язык – словами или действиями перейти границы допустимого.

Вот примерно такую картину мы сегодня наблюдаем и в политических дискуссиях в Эстонии. Причем и в прямом, и в переносном смысле.

Ультраправые националисты Консервативной народной партии Эстонии (EKRE) накануне 9 мая окончательно попутали берега Нарвы и начали все громче эксплуатировать тему возвращения «исторических территорий, незаконно оккупированных Россией», а именно Ивангорода, что в Кингисеппском районе Ленинградской области. Заодно в контексте звучат претензии и по поводу части земель Псковской области.

Понятно, что все эти претензии – чистый политический пиар без особых перспектив на фактическую реализацию.

Землю – маргиналам!

На недавних мартовских выборах в эстонский парламент некогда весьма непопулярная EKRE вдруг почти втрое усилила влияние, заняв третье место по итогам голосования и получив 19 мандатов. Что любопытно, наиболее внушительную поддержку консерваторы получили в сельских территориях, на которых преобладает коренное эстонское население.

Международные эксперты уже успели оценить ультраправых как «партию абсолютно маргинального большинства». Что имеет под собой определенные основания. Достаточно оценить ключевые акценты, на которых делают упор консерваторы в политических дискуссиях: расслоение общества, бедность регионов на фоне богатой столицы, «историческая травма» после «оккупации СССР» и национальный вопрос в частности. Именно представители EKRE сегодня громче остальных заявляют о необходимости ликвидации русскоязычного образования на территории государства со всеми вытекающими последствиями.

Ну а Ивангород стал в этой политической программе некой «вишенкой на торте», которая весьма по нраву пришлась маргинальному эстонскому электорату.

Монетизация «исторической справедливости»

Хотя в целом в EKRE и не скрывают, что вопрос по поводу «незаконно оккупированных территорий» поднимается, скорее, из-за конкретного финансового интереса. Недаром лидер партии, а заодно и министр внутренних дел Эстонии Март Хельме озвучивает весьма «удобную» альтернативу возврату территорий Ивангорода: Россия должна компенсировать ущерб, якобы нанесенный прибалтийскому государству в период «оккупации».

Вполне логично, что если пойти навстречу таким вот «претензиям на ровном месте», дальше речь зайдет об «аренде» того же Ивангорода. Понятно, что фигурировать в данном случае будут суммы с 7-8 нолями в год, разумеется, в евро.

Таким образом, эстонские консерваторы предлагают весьма простой и имеющий шансы «понравится» маргинальной прослойке населения, способ пополнения государственного бюджета и решения многих долгоиграющих национальных проблем. За счет России, разумеется.

«Невыгодная» история

В своих территориальных претензиях эстонские националисты заявляют, что Ивангород находится на территории, которая исторически изначально принадлежала этому прибалтийскому государству. Кроме того, ссылаются на Тартуский договор, подписанный еще в 1920 году между Советской Россией и Эстонией.

Правда, если «копнуть» историю чуть глубже, факты будут «говорить» совершенно не в пользу Эстонии.

Первое упоминание о землях, на которых сегодня расположился Ивангород, датированы 1470 годом. И стояло в те времена на берегу реки Нарове русское Новое Село. Стоит ли говорить, что Эстонии тогда еще вообще не существовало. А территориальные споры, которые велись тогда в формате военных сражений, имели место между Россией и шведами.

Потом был Ништадский мирный договор, по которому в 1721 году России отошли Эстляндия и Лифляндия (может, тоже теперь что-нибудь потребовать у соседей?).

В 1920 году после продолжительных переговоров большевики действительно отдали Нарву (и Ивангород как часть единого города по обе стороны реки) Эстонской независимой республике. Но спустя 2,5 десятка лет Великая Отечественная война вновь скорректировала границы.

В 1944 году после освобождения от фашистов по реке Нарова (Нарва) прошла новая граница между РСФСР и Эстонской ССР. Ивангород окончательно отошел России. Логично, что предыдущий договор 1920 года утратил юридическую силу.

Ну а последние 15 лет окончательно расставили все точки над «и». В 2005 году дабы избежать дальнейших территориальных споров Россия и Эстония предприняли попытку подписать очередной ратификационный договор, предусматривающий отказ балтийского соседа от претензий по поводу русского Ивангорода. Правда, тогда Таллин все-таки попробовал смухлевать и оставил себе лазейку для дальнейших махинации в виде преамбулы к документу с отсылкой к все тому же утратившему силу Тартускому договору 1920 года. «Фокус» не прошел, подписание документа надолго отложили.

Наконец в 2014 году документ был подписан, Эстония окончательно отказалась от любых территориальных претензий к России.

Казалось бы, вот и сказочке «конец». Но эстонские националисты решили, что «попытка не пытка» и передумали.

Кто к нам со шлагбаумом придет…

Кстати, попытки «отжать» Ивангород у России уже были. Так на заре 90-х годов 20 века в разгар недальновидной прибалтийской политики со стороны руководства гибнущего СССР эстонцы воспользовались общей неразберихой, привезли за Ивангород пограничную будку на колесах, установили шлагбаум и объявили нашу территорию эстонским городом Яанилинн. Разумеется, постарались при этом сослаться на Тартуский договор и перерисовать границы.

Правда, «вершилась история» не больше суток. На следующий день в Ивангород приехал Ленинградский ОМОН, а захватчикам весьма доходчиво объяснили, что так себя вести не хорошо: будку спалили дотла, а кусок свежеустановленного шлагбаума сломали о спину особо ретивого эстонского пограничника. На этом все и закончилось.

Эту историю, кстати, потом весьма красочно описал в своей программе «600 секунд» Александр Невзоров, как и «особенности национальной политики», которая цвела в то время на территории стран Прибалтики.

Диванным войскам на заметку

К сожалению, «зерно бреда» по поводу Ивангорода попало на благодатную почву не только в умах эстонских маргиналов, но и отдельных особей из числа российских «бойцов диванных войск».

Нет-нет, а звучат в соцсетях отдельные комментарии, мол, «почему бы и не отдать город, и вообще сравните жизнь в Ивангороде и соседней Нарве».

Весьма спорное заявление, потому что сравнивать все-таки стоит по всем социально-экономическим параметрам, а не только в контексте «а вот в Европе». Да и слишком уж наглядными оказались примеры прибалтийской антироссийской риторики конца 90-х. Когда русскоговорящему населению этих государств открыто заявляли, что «вы не граждане второго сорта – вы никто».

Когда жителей прибалтийских республик сотнями принудительно переселяли (если не сказать, выдворяли) в Ленинград и близлежащий Всеволожск. Когда так называемые «русские оккупанты» в Эстонии день за днем жили накануне погромов, выселения, потери ставшего родным дома.

В свете идей, которые сегодня продвигают эстонские националисты перспектива возврата на 30 лет назад уже не кажется таким уж и очевидным бредом.

А тогда вопрос может встать гораздо острее. И речь будет идти уже не просто о политических и территориальных спорах, а о реальной необходимости в том числе и силового вмешательства России для обеспечения безопасности русскоговорящего населения на территории бывшей союзной республики.

От мертвого осла уши

Впрочем, вероятность негативного сценария в данном случае стремится к нулю. Во-первых, и сами ультраправые политики Эстонии не допускают возможности какого-либо активного противостояния с Россией по поводу территорий Ивангорода и Псковской области. То есть периодическим «хайпом» на громких политических заявлениях и демонстрацией смиренной готовности ждать у моря погоды все и ограничится.

Кроме того, и Россия не собирается ввязываться в бессмысленные и местами бредовые споры по поводу «исторической справедливости». И уж тем более на полном серьезе обсуждать возможность передачи наших земель иностранным государствам.

Еще в 2005 году Владимир Путин весьма четко обозначил позицию России по поводу территориальных претензий стран Балтии в контексте претензий Латвии на часть Псковских земель: «Мы не будем вести переговоры на платформе каких-либо территориальных претензий. Не Пыталовский район они получат, а от мертвого осла уши».

Аналогичную позицию сегодня занимает Россия и по поводу эстонского «обострения». Большего, к счастью, нашим прибалтийским соседям мы предложить не можем. Да и не за чем.

Фото: rus.err.ee, rferl.org, trud.ru, etoretro.ru, kingisepp.bezformata.ru

Далее