Спустя 24 года ветеран «Альфы» рассказал о трагедии в Будённовске

14-19 июня 1995 года небольшой город в Ставропольском крае террористы использовали как полигон для новой тактики

В такие же июньские дни, только 24 года назад, телевизионные сообщения из небольшого города на юге России перечеркнули мирное лето: террористы взяли в заложники более тысячи человек. И место, в котором они держат 450 медиков и 650 пациентов стационара, включая рожениц - городская больница.

Страна содрогнулась и замерла: такого еще не было. За новостями из Буденновска следили по телевизору – все. Кроме тех, кто оказался участником событий на месте.

О событиях тех дней Оnline47 рассказал Сергей Милицкий, полковник Управления "А", кавалер четырех орденов Мужества. Тогда ему было 26 лет.

Шашлык

14 июня 1995 года, среда. Бойцы подразделения "Альфа" в Москве, жизнь – в рамках обычного несения службы: дежурство, планы на выходные дни, уже готово мясо для шашлыков…

Но вечером – сигнал тревоги.

"Алгоритм действия простой. Сначала объявляется боевая тревога. Все в течение часа должны приехать в подразделение. Потом руководитель ставит задачу. Все собираются. Берут оружие, бронежилеты, всю соответствующую экипировку, грузятся в автобусы и выезжают в аэропорт. Куда летим – еще не знаем".

Хотя в тот раз какие-то догадки уже были – на уровне слухов: вроде бы на Северном Кавказе захвачен какой-то город…


"Когда мы уже приземлились на военный аэродром в Будённовске, когда прибыли в город, к райотделу милиции, который первым принял на себя нападение боевиков, все уже стало понятно: сначала террористы захватили город, а потом все сконцентрировалось в больнице".

Не больно

О том, как проходил штурм, самого непосредственного участника штурма, как оказалось, расспрашивать почти бессмысленно:

"Ну, добежали. По нам стреляют сверху. Мы стреляем – в дверь, чтоб ее сломать. Помню, как гранатами нас закидывали. Мне попало в глаз, потом в руку попал осколок. Кости не задеты, нервные окончания не задеты, адреналин - не больно, если честно. Потом, когда уходили оттуда – в ногу попали – тоже кость не задета. Значит, тоже не больно. Руку замотали, ногу замотали, глаз замотали"...

"Добежали" – это про 18 метров по диагонали, по которым стреляли так, что "асфальт кипел":

"Мне осталось два метра, пуля попала в голень – ребята меня сдернули оттуда. А когда ты уже в безопасности - ты счастливый. Потому что все закончилось. Ну, ранен – но не больно же! Ты среди своих ребят... Действительно счастье - живым остаться".

Потом - эвакуация, госпиталь, Москва.

Воскресенье

В Москве – уже в воскресенье. Больница, пустой приемный покой, простреленный камуфляж, ожидание врача и спокойствие неведения.

"Выходит врач дежурный. Вскрыл мою ногу, жгут вытащил: "Во время войны уже давно бы гангрена началась, а так, наверное, накололи, "будь здоров"... Потом взял руку, размотал. Говорит: "Потерпишь?". Разрезал мне руку крестообразно, пинцетом достал осколок: "Тебе повезло – до нервного узла не дошел три или четыре миллиметра".

А с глазом отправил к офтальмологу.

"Прихожу там – девочка, дежурный врач. Долго смотрит мне в здоровый как бы глаз и говорит: «Ну, вот этот глаз, мы, наверное, сохраним, а второй … А вот его мы завтра удалим".

Вот это было… весело.

Потом начались все передряги, чтобы меня на службе оставили"…

На службе старшего лейтенанта оставили – он пройдет и «Норд-Ост», и Беслан, две Чеченские войны, дослужится до полковника и в отставку уйдет только в 2012 году. Но то воскресенье - 17 июня 1995 года - запомнит до мелочей.

Уроки

Тогда, 24 года назад, стало понятно, что террористы от тактики одиночных терактов переходят к захвату большого количества людей. И к этому надо готовиться.


«После Будённовска мы уже психологически были готовы к таким событиям. И тренировки пошли уже другие. Полностью изменилась сознание и тактика. Вооружение. Все изменилось. Потому что мы уже представляли, что может быть и как может быть».

Тогда с террористами говорили первые лица государства и террористов, прикрывшихся заложниками, отпустили… А потом практически по тому же сценарию – Кизляр и село Первомайское:

"На переговоры с террористами первым лицам страны идти нельзя. Басаева отпускать было нельзя. Потому что потом уже Радуев по тому же сценарию захватил больницу в Кизляре, но там командование федеральных войск действовало уже жестче и на переговоры с террористом не пошли".

Без "бы"

"Если бы не было нашего штурма в Будённовске, который мы потом по минутам анализировали, мы бы не справились с террористами в "Норд-осте" и Беслане. Некоторые любят обвинять нас в больших жертвах среди заложников – кроме профессионалов во всем мире, кстати. Даже Генеральный секретарь НАТО высоко оценил профессионализм наших спецподразделений.

Это только спецслужбы знают, что было бы, если бы в "Норд-осте" ребята не пошли – очень сильно рискуя – на штурм и все, что там было приготовлено террористами, взорвалось. Тогда могла произойти техногенная катастрофа – повреждение метро, прорыв подземной реки…

Если бы в Беслане допустили прорыв, - это могло привести к обострению отношений и возможному вооруженному конфликту между Ингушетией и Осетией.

Все не просто. Это очень далеко идущие планы наших недругов. Я могу сказать, что и спецслужбы разных стран мира там постарались – сам видел. Так что против нас, как ни банально это звучит, воюет международный терроризм.

Но мы стали сильнее. В разы."

Для справки

В 2019 году группе "Альфа" - 45 лет. Специальное подразделение, созданное еще в СССР, в 1974 году, продолжает оставаться элитой отечественного спецназа. Основные задачи - специальные операции по предотвращению террористических актов, поиску, обезвреживанию или ликвидации террористов, освобождению заложников. Сергей Милицкий - вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора "Альфа".

Фото: Их личного архива Сергея Милицкого