Тишина и спокойствие: в ближайшее время в Ленобласти достроят четверть всех проблемных долевок региона.

Конкурсный управляющий Даниил Федичев рассказал корреспонденту Онлайн47 о простых решениях по жилым долгостроям, фонде помощи обманутым дольщикам и активистах, полезных и не очень.

В какой-то момент показалось, что запланированная встреча так и не состоится. Даниил Федичев весьма стремительно ворвался в кабинет спустя десять минут после назначенного времени, извиняясь на ходу:

«Простите, я, правда, очень спешил, но по пути встретил дольщиков «Нависа». У людей есть вопросы - я не могу просто пройти мимо».

На самом деле самый распространенный вопрос традиционно только один: «Когда достроят наш дом?»

Федичев отвечает. Весьма искренне, даже если не получается назвать оптимистичные сроки в пять-шесть месяцев. Подчеркивает, что каждый отдельно взятый объект, по которому застройщик сорвал сроки ввода, это как история болезни. У каждого свои симптомы, и лечить их нужно по-разному. Главное, чтобы результат был: люди обязательно должны получить свои квартиры.

Федичев о региональном Фонде помощи дольщикам

В четверг в Администрации Ленинградской области прошло совещание, на котором губернатор Александр Дрозденко подчеркнул необходимость создания регионального фонда помощи гражданам, которые пострадали от недобросовестных действий застройщика. Данный фонд создается в форме некоммерческой организации для совместного финансирования достройки проблемных объектов долевого строительства с привлечением средств из регионального и федерального бюджетов.

По инициативе губернатора не меньше половины всех сотрудников фонда составят сами дольщики. При условии, что они обладают необходимой для этого квалификацией.

Кому помогут?

На самом деле, действительно проблемных объектов в Ленобласти немного, если сравнивать с домами, которые честно и своевременно достраиваются и вводятся в эксплуатацию. Но они есть.

В первую очередь, это объекты таких крупных компаний, которые много строили и продавали – «Ленспецстрой», «Леноблстрой», «Норман», «Унистропетросталь», «Навис». Плюс объекты других застройщиков и те, по которым не идет речи о банкротстве, но нарушены сроки ввода домов.

Граждан, в той или иной степени пострадавших в ходе долевого строительства – около 14 тысяч человек. Повторюсь, не обманутых дольщиков, а граждан, чьи права были нарушены. Все остальные цифры я считаю надуманными и раздутыми. Очень часто по проблемным объектам озвучивается одно количество дольщиков, а когда формируется судебный реестр, людей оказывается гораздо меньше.

Не буду делать громких заявлений. Но с учетом текущей работы и поддержки руководства Ленинградской области могу сказать, что уже в самое ближайшее время как минимум по четверти от общего количества наших проблемных объектов все вопросы будут решены.

Как помочь долевкам?

Есть несколько вариантов. Либо создается ЖСК по итогам конкурсного производства, что не есть самый оптимальный способ, но раньше и он был невозможен.

Либо все права по объекту передаются новому застройщику. Иногда инвестор включается в работу в обмен на преференции по 107-му областному закону.

Еще один вариант –внешнее управление. Это отдельная процедура банкротства, которая направлена на восстановление платежеспособности должника.

Есть торги – такой вариант тоже возможен по решению дольщиков.

И вот сейчас с помощью донора, мы решили вопрос по четырем домам ЖК «Щегловская усадьба».

Ну и, наконец, ДОМ.РФ – это шанс для тех объектов, которые пока не имеют никакой положительной экономики, где нет возможности ни привлечь донора, ни ввести внешнее управление. ДОМ.РФ – это, конечно, спасение для таких объектов.

Федичев о банкротстве застройщиков и конкурсном управлении

У меня находятся в конкурсном производстве объекты «СМУ Северо-Запад» в городе Коммунар Гатчинского района, ЖК «Созвездие» в Мурино, «Щегловская усадьба» и ЖК «Шотландия» в Агалатовском поселении, ЖК «Финские кварталы» в Лупполово. Есть также проблемные объекты, которые ведут другие конкурсные управляющие. Например, «Мегаполис» и «Елки-вилладж».

По всем эти долгостроям ведется работа. Гораздо хуже, когда застройщик ничего не строит, но и не уходит в процедуру банкротства. Потому что тогда ничего не меняется. И по закону мы ничего не можем сделать.

Федичев о строительных новеллах со счастливым концом

По некотором объектам, которые мы достроили и уже передаем людям ключи от квартир, нам пришлось принимать нестандартные решения.

К примеру, по «Созвездию». Правовая схема, по которой изначально начал работать застройщик, осуществлялась через жилищно-строительные кооперативы. И деньги за строящиеся квартиры люди относили туда. По закону ЖСК обратился ко мне, как к конкурсному управляющему. Но в итоге и квартиры мы должны были юридическому лицу – жилищно-строительному кооперативу «Созвездие» - а не напрямую пайщикам.

Был придуман вариант, чтобы исключить из этой ситуации лишнее звено в виде ЖСК. Чтобы люди смогли напрямую получать квартиры. Благодаря этому, у нас появилась возможность напрямую включить этих граждан в реестр требований о передаче жилых помещений. С июня пайщики «Созвездия» получают ключи от своих квартир.

Еще одно интересное решение было принято по двум домам «Щегловской усадьбы», который мы достроили и сегодня также начали передачу квартир гражданам.

Этот объект, впервые в моей практике, достраивали с помощью донора. Он попросил в силу коммерческой тайны не разглашать информацию, что это за компания. Мы заключили соглашение о том, что деньги на достройку поступают непосредственно на спецсчет в рамках конкурсного производства – и это принесло положительный результат. Впоследствии, я, как исполняющий обязанности конкурсного управляющего «Нависа», заключил договор с подрядчиком, и сейчас ведутся работы по достройке еще четырех домов «Щегловской усадьбы».

Договор по этому объекту уже подписан, до Нового года будут поданы документы для получения разрешения на ввод в эксплуатацию.

Федичев о главных принципах быстрой достройки

Я обычно говорю дольщикам, что достройка любит два момента – юридическую чистоту и тишину. Когда эти условия соблюдены, тогда и донор появляется.

Правда, люди должны понимать, что даже после подписания договора с донором, или, например, после подтверждения финансирования достройки от ДОМ.РФ, это совершенно не значит, что моментально начнутся работы и объект сразу введут. Нужно время.

Для того, чтобы говорить, сколько времени потребуется на достройку, нужно видеть отправную точку. Выход строителей на объект – это же еще полдела. Им утвердили график производства работ – они вышли на стройку, и работают. Но нужно понимать, сколько понадобится времени на завершение строительно-монтажных работ, получения акта ввода в эксплуатацию и пуско-наладочные работы.

Но это, конечно, сложно объяснить людям – они измучены, устали. Есть много примеров, мне действительно людей жалко, когда приезжают из других регионов, продают последнее жилье, работают на трех работах. И они ждут своих квартир. И многие платят ипотеку за дом, который они строят. Хотя есть и такие, которые купили 10 квартир, а потом приходят и жалуются, что хотели более качественную отделку, дополнительную сантехнику и прочее. Но в любом случае, мы ко всем должны подходить одинаково – в интересах кредитора, должника и общества, как гласит закон о банкротстве.

Федичев об активистах и деструктивных недольщиках

Активные дольщики создают инициативные группы. Они соблюдают закон, включаются в реестр кредиторов. Формируют комитет кредиторов из разумных адекватных людей, которые не мешают процедуре банкротства и позволяют нам совместно принимать решения, направленные на достройку. Это лучшая помощь нам.

Но есть и те, кому удобнее занять деструктивную позицию. Это очень выгодно, потому что они такие люди только критикуют, но ни за что не несут ответственности. Они пишут жалобы в администрацию Президента, Госстройнадзор, прокуратуру, в судебные инстанции. Почему-то некоторые считают, что это ускорит процедуру банкротства и последующей достройки объекта.

На самом деле, это пустая трата времени, которое мне приходится тратить на походы по инстанциям, чтобы показать документы и подтвердить, что жалоба не имеет под собой никаких оснований. А это время, которое управляющий может потратить на включение в реестр, переговоры с донором, на строительные площадки, в конце концов, на общение с подрядчиком. Получается, что чем больше люди жалуются, тем сильнее они тормозят процесс достройки.

Типичный пример, известная сегодня многим пользователям социальных сетей Мария Шило. Она, кстати, не является конкурсным кредитором строительной компании «Навис», потому что не предоставила необходимые документы. Она больше всех говорит о том, что ее права нарушаются, хотя права на квартиру даже не заявила. При этом Мария Шило активно распространяет недостоверную информацию, при этом переходя все грани разумного.

Я уже подал исковое заявление в суд о защите деловой репутации. Потому что некоторые вещи, я считаю, недопустимы. Тем более в ответ на протянутую руку помощи, как с моей стороны, так и со стороны Ленинградской области. Хочу добавить очень важный момент. Без взаимодействия и помощи Ленинградской области не один арбитражный управляющий не способен достроить эти дома и ввести их в эксплуатацию.

Только четкое и конструктивное взаимодействие дольщиков, застройщиков, конкурсного управляющего и администрации региона - это единственный вариант быстрого положительного решения вопросов по достройке. Иначе никак.

Фото: dp.ru, Онлайн47, vk.com/ksnlo

Загрузка...