Портовый гамбит: кто готов на жертвы в игре вокруг глубоководного порта в Приморске

В Ленинградской области разворачиваются события, которые стоит осознавать.

В Ленинградской области разворачиваются события, значение которых те, кто вблизи от эпицентра, похоже, еще не до конца осознают. А осознать стоит, потому что, как минимум, жителям Ленинградской области предстоит стать зрителями из первого ряда.

Речь – о глубоководном портовом комплексе в Приморске.

Многоцелевая стратегия

Строительство глубоководного порта в Приморске обнуляет российский транзит через порты Прибалтики - и уводит оттуда огромные деньги.

Еще в 2015 году СМИ писали о том, что в Латвии в панике подсчитывают грядущие убытки от намерения России прекратить отправку угля через Рижский порт.

По тем ценам каждая тонна транзитного угля приносила латвийской экономике 10 евро добавленной стоимости, а перевалка угля составляла плюс-минус 14 млн тонн. Получается, что только Латвия теряет порядка 140 млн евро.

Что ж, очевидная рациональная задача для России – оставить эти деньги в своей экономике.

Но это - задача первого уровня.

Цель условно второго уровня – занять одно из первых мест в фантастически перспективном рынке контейнерных перевозок и хабов на Севморпути.

Еще четыре месяца назад было объявлено о том, что Приморский УПК будет строить контейнерный порт-хаб в Камчатском крае, а СМИ тут же вычленили главное: "Морской порт в Приморске (Выборгский район Ленинградской области) станет портом-хабом, который будет получать и отправлять грузы через Севморпуть".

А ведь аналитики всего мира, рассуждая о Севморпути, обязательно вспоминают южный морской маршрут и признают, что СМП может забрать российский экспорт, который идет сейчас в Юго-Восточную Азию через Суэцкий канал.

Это – к тезису об уровне и значении создания в российской зоне Балтики глубоководного порта.

Но есть еще одно никем не скрываемое обстоятельство: работа на Севморпути неизбежно будет связана с арктическими проектами России.

И значение этих проектов распространяется, пожалуй, на весь оставшийся XXI век. По оценке USGS (Геологическая служба США), в Арктике может быть сосредоточено примерно 13% мировых неразведанных запасов нефти и до 30% мировых неразведанных запасов природного газа. При этом на Россию приходится более половины совокупных ресурсов Арктики.

pro-arctic.ru

Разведка, добыча, и транспортировка – задачи, к решению которых нужно готовить инфраструктуру уже сейчас.

Что, собственно, и делается.

И вот теперь внимание – вопрос: кто всерьёз может полагать, что такой проект могут закрыть экоактивные протестные возбуждения?

На трезвую голову – немногие.

Непростое ООО

Можно ли также полагать, что появление такого проекта и таких инвестиций в него – только на старте заявлено более 90 миллиардов рублей - плохо просчитанная идея рядового Общества с ограниченной ответственностью?

Если серьезно – вряд ли.

topwar.ru

На самом деле, то, что разворачивается на наших глазах – это битва за место в глобальном будущем. И Россия участвует в ней серьезно и уже очень умело: важнейшие события готовятся тихо, а потом происходят с такой скоростью, что их можно только догонять, даже наступать на пятки – остановить невозможно.

Судите сами.

Вдруг в феврале 2019 года на Российском инвестиционном форуме в Сочи появляется никому не известная, непубличная компания: форма собственности Приморского УПК – Общество с ограниченной ответственностью. Это значит, что по российскому законодательству компания вовсе не обязана публиковать свои Годовые отчеты, как это должны делать Акционерные общества.

При этом не кто-нибудь, а губернатор Ленинградской области подписывает с этой компанией соглашение о создании глубоководного портового "Приморского универсально-перегрузочного комплекса".

Через два с небольшим месяца – на Арктическом форуме – Приморский УПК договаривается о строительстве хаба, терминала и порта под Петропавловском-Камчатским..

Еще через 2 месяца появляется информация о том, что ООО “Приморский УПК” рассматривает вопрос об инвестициях в зерновой терминал в составе Приморского универсального комплекса - 77 миллиардов рублей…

И прямо в дни Петербургского экономического форума – тема соглашения о строительстве “Балтийского балкерного потока” между Приморском и немецким Ростоком: 70 миллионов тонн ежегодного грузооборота…

Всё это – на фоне известного требования президента Путина - к 2024 году обеспечить перевалку по Северному морскому пути (СМП) 80 млн тонн грузов.

Как говорится, снимите шляпы, господа.

Цветные сны

Но господа шляпы снимать не хотят, что понятно. Как понятно и то, что вокруг Приморского УПК будут разжигаться страсти под единственно возможным в этой ситуации флагом экогнева.

Как минимум поэтому вопросы экологической безопасности, экспертиз всяческих и природоохранного контроля в каждом проекте Приморского УПК максимально отработают.

Игорь Коротченко, главный редактор журнал «Национальная оборона» и член Общественного совета при Министерстве обороны РФ, так сказал об этом Оnline47:

"При строительстве таких объектов, как глубоководные порты, экологии уделяется первостепенное значение. Чтобы с экологической точки зрения всё было безупречно. Есть заинтересанты, которые под лозунгом экологии будут пытаться не допустить активного освоения Арктики Россией. И в этом плане та же сама «Беллона», другие организации зачастую тесно связаны с соответствующими государственными структурами стран-членов НАТО и будут использовать экологическую проблематику для нагнетания страстей, давления на Россию, ее дискретизации и попытаться сорвать наше освоение морских коммуникаций на Севере. Здесь мы должны чётко понимать, кто заинтересован, почему, какие цели преследует - всё это в рамках большой игры, которую Запад ведёт против России".

Так чего на самом деле добиваются активисты экохайпа по Приморскому порту? Кто – реальные интересанты распаляющегося протеста? Какие задачи ставят и какую цель преследуют?

Для начала просто отметим деталь: в происходящее вокруг глубоководного порта уже добавлен цвет. Пока он – чёрный. Вспомните незатейливые плакатики против угольного терминала: кошмар черного цвета...

Деталь вторая: уже есть попытка территориального расширения "экопротестов". К недовольным действительно глобальным изменениям в акватории Приморского порта вроде как примкнули уже и петербуржцы, привыкшие, знаете ли, здесь отдыхать.

Трудно удержаться и не вспомнить русских купцов, которые даже и деньгами когда-то откупались от железной дороги, челом били, чтобы мимо прошла - ради устоявшегося житья-бытья. У некоторых, кстати, получилось – и спустя столетия откупленные ими городки глухой провинцией и остаются.

Но это так, к слову. Сейчас речь о купцах посерьезнее.

Пожалуй, это не только – или не столько – страны бывшей советской Прибалтики, теряющие громадные деньги от ухода русского транзита. Их интерес настолько на поверхности, что делает подозрения о том, откуда идёт настройка и финансирование контрприморских выступлений, слишком очевидными.

Но вот "засветилась" в теме и Беллона (Bellona). А штаб-квартира этой организации находится в столице Норвегии. Норвегия – член НАТО и страна, имеющая очень серьезный интерес в Арктике.

А еще тут вот даже французская Les Echos кое-кого разглядела: не так давно опубликовала статью под названием "Северный морской путь – шелковый путь России". И в статье прямо указано:

"Россия предлагает соединить Северный морской путь и китайский "Морской шелковый путь", что вызывает беспокойство Вашингтона" - конец цитаты.

news.tts.lt

Что ж, Вашингтон можно понять: Севморпуть – это кратчайший маршрут, соединяющий Европу с Дальним Востоком и западной частью Северной Америки.

Но только вопрос о том, на что на самом деле рассчитывают интересанты "экопротестов" против глубоководных проектов Приморского УПК, становится совсем не забавным.

Как чуть ли не на пальцах разъяснял Николай Стариков, член "Изборского клуба", это просто технология:

"Главная задача – затормозить. Если затормозить не получается, тогда создать максимальные сложности – отложить ввод этих объектов. Если не получается это – тогда постараться негативно выставить их в международном информационном поле. Ну, например: пострадал какой-то активист. Не дай Бог. И вот уже во всех мировых СМИ этот порт будут называть портом имени «мальчика кровавого в глазах"...

Что ж, а потом - какие-нибудь санкции имени того же погибшего мальчика. Общественное порицание за заход в нехороший порт и прочий информационный шум, конвертируемый в конкретные санкционные дензнаки.

Только вот мальчик должен погибнуть по-настоящему.

И вот этого нельзя допустить.


Наталья Старичкова


Фото: ru.m.wikihow.com