Как «кедровые» дети учатся быть сильными

Начало творческим реабилитационным программам было положено на острове Коневец

Двадцать пять лет назад, в те самые 90-е, которые многим запомнились "малиновыми пиджаками", челноками и никому больше не нужными научными сотрудниками, торгующими чем получится на улице, – в эти самые трудные и для многих голодные годы появилась необычная благотворительная организация.

Необычная – потому что практически первой в постсоветское время предложила полноценные, а главное, последовательные творческие трудовые программы для детей и молодых людей с инвалидностью. И это – в то время, когда и здоровые люди вроде как стали никому, кроме самих себя и близких, не нужны.

Остров надежды

Началось всё с Коневца. Там тогда еще только-только начал возрождаться монастырь. И вот по благословению одного из прежних его настоятелей, а ныне наместника Александро-Невской Лавры Назария ребята стали приезжать туда в летние месяцы.

Строгость 625-летнего Коневского Рождество-Богородичного мужского монастыря на острове сочетается с переменчивой Ладогой.

Конь-камень с часовней, житие Арсения Коневского – с чудесной историей о том, как уроженец Великого Новгорода подвизался на Афоне, а потом приплыл на Коневец и всех змей молитвой прогнал… Змей, кстати, на острове и сей день нет, а вот черника – есть: её ребята безбоязненно собирали. А еще скиты и открытые часовни, кусачий конь с неожиданным для этих мест именем – Радар, звон колоколов, созывающих прихожан в древнюю обитель, фестиваль «Остров надежды» – всё это часть истории «Кедра».

"Склоняю голову перед всеми, кто был с нами на протяжении многолетнего пути, – говорит руководитель «Кедра» Александра Сердитова. – Пока на Коневце идут масштабные реставрационные работы, но очень надеемся вернуться на остров, который нас принимал долгие годы".

Работа принцев

На Коневце воспитанники "Кедра" не просто отдыхали – они занимались полезной посильной работой.

"Как герой Сент-Экзюпери – Маленький принц, убирали свою планету, и, тем самым, по кирпичику создавали систему созидательной реабилитации, одновременно получая внутреннюю духовную поддержку, – объясняет руководитель "Кедра" – Понятно, что вначале каждый из ребят испытывал страх: смогу ли я это сделать? Но со временем становилось очевидным, что они своими талантливыми трудами превосходят тех, у кого нет проблем со здоровьем".

Больше 15 тысяч ребят из Петербурга и Ленинградской области за время существования «Кедра» участвовали в той или иной форме работы организации. Помимо занятий – обучения ремёслам, занимались благоустройством, восстановлением ландшафта острова по историческим фотографиям.

Помогали вернуть исторический облик Игуменскому садику – разравнивали землю, занимались посадкой кустарника и цветов, сверяясь с тем, как это выглядело в старину. А при этом никто не отменял ежедневной работы по хозяйству.

Труд во спасение

Но главное в работе "Кедра" – не просто занять ребят и дать творческую реабилитацию здесь и сейчас. Главное – это путь к социальной занятости. Основные проекты организации: "Кедр-Коневец", "Арт-терапия" и "Монастырская слобода".

Короткое Коневецкое лето заканчивалось, летний проект сменялся на осенне-зимне-весенний.

Реабилитационные творческие мастерские, в которых "Кедру" удаётся сочетать социальную занятость с сохранением народных промыслов, в перспективе дают шанс на рабочее место или приносящий, пусть небольшой, но реальный доход, надомный труд.

И это задачи, которые, кстати, очень схожи с теми, которые ставит перед собой и выполняет Мультицентр социально-трудовой реабилитации во Всеволожске (директор – Ирина Дрозденко).

В "Монастырской слободе" занимаются и шитьём, и керамикой, и традиционными ремёслами. А какие чудные куклы создают – залюбуешься!

Но, главное, чему учат в "Кедре" – помочь победить страх под названием "не смогу".

Мечта об Острове

И всё-таки кедровцы ждут возвращения на Коневец.

"Остров притягивает. На протяжении многих лет сюда приезжали и воспитанники «Кедра» - смотрели, узнавали, работали. Задача государства предоставлять людям с ограниченными возможностями здоровья рабочие места, но, думаю, не менее важно – помочь им избежать одиночества, почувствовать себя нужными", – считает один из прежних настоятелей Коневского монастыря, а ныне наместник Александро-Невской Лавры, епископ Кронштадтский Назарий.

Много лет приезжавшая на Коневец замечательная хозяйка, знаток лесных и прочих авторских блюд, мама одного из воспитанников "Кедра" Роза уверена в том, что с пребыванием на острове и работой "Монастырской слободы" связано самое лучшее время для неё и всех, кто там в разные годы бывал.

"Варили суп с нерезаными грибами, верили, что Конь-камень даёт силы, а на самом деле сами учились быть сильными, сажали цветы, приходили из леса с синими от черники губами… Всё это – не в замкнутом пространстве, открыто, с заботой друг о друге", – говорит она, и предлагает взглянуть на шитьё, керамику, картины, мозаику.

Без границ

Те, кому известна работа «Кедра», уверены, что она лишена региональных барьеров.

"Ещё 20 лет назад владыка Назарий благословил пребывание «Кедра» на острове «Коневец». Тогда было положено начало длительной программе, позволившей детям из социальных учреждений города и области бывать на острове, – напомнил помощник наместника Иеромонах Прокофий (Павлов). – И сейчас «Монастырская слобода» позволяет художникам и мастеровым не прекращать труды. Получается, что программы «Кедра» можно считать одновременно и областными, и петербургскими".

К слову, паломники, посещающие древний и теперь восстановленный монастырь на острове Коневец могут своими глазами увидеть мозаичную икону работы мастеров комплекса реабилитационных мастерских "Монастырская слобода" из Александро-Невской Лавры.

Евгения Дылева


Фото: автора