Кибер-атаки на детей: что нужно знать родителям и ждать ли защиты от государства

Накануне Дня защиты детей психологи рассказали о том, кто и как манипулируют детским сознанием в социальных сетях


Взрослые могут спокойно заниматься своими делами, думая, что ребёнок дома и в безопасности. А дети в этот самый момент – в беде. О том, что с ними может происходить, как об этом догадаться, и что должно, наконец, сделать государство в сети для защиты детства, обсуждали сегодня в ТАСС люди, работающие с пострадавшими детьми.

Разрушение

В социальных сетях, в которых «зависают» наши дети, активно и напористо идёт распространение негативного контента. На это обратил внимание руководитель Центра изучения и сетевого мониторинга молодежной среды Денис Заварзин:

«Что значит «негативный контент»? Это такой разрушительный контент, который оказывает воздействие на психоэмоциональное состояние ребёнка и, в том числе, на его поведенческие какие-то вещи: он отходит от определённых правил, от норм морали».

То есть был, вроде бы, такой родной, такой нежный и любящий ребёнок - и вдруг он стал вести себя так, что «хоть святых выноси».

Так вот психологи говорят, что попытка переждать - «переходной возраст!» - может оказаться ошибкой.

«У себя в Центре мы определили порядка 30-ти деструктивных структур, которые так или иначе воздействуют на подрастающее поколение, - рассказал Денис Заварзин. – Они связаны с агрессией в школе, с потенциальными расстрелами в школах, с распространением криминальных сообществ, суицидальные группы».

Мошенничество

Кроме этого, в последнее время, как говорят специалисты, в социальных сетях расцвело мошенничество. Молодые люди активно ищут работу в интернете, и на них-то и охотятся мошенники.

«В интернете просто расцвели различные структуры, которые обещают людям молодым работу, уговаривают их заплатить за какое-нибудь обучение», - предупреждает президент Российской ассоциации телефонной экстренной психологической помощи Андрей Камин.

Андрей Камин рассказал и о конкретном таком случае, случившимся совсем недавно в Московской области:

«Сидят родители и думают, что в соседней комнате их ребёнок делает домашнее задание. А на него милые люди, пообещав работу с окладом в 100 тысяч рублей в месяц, уже оформили кредит в полтора миллиона. И таких случае у меня в поле зрения – десятки».

Травля

dial-a-doctor.com


Травля в сети уже обзавелась своим международно-понятным термином: кибербуллинг. Травля идёт часто в закрытых чатах, и это осложняет противодействие таким атакам.

И всё же именно на этом фланге борьба за сознание ребёнка, кажется, уже более всего эшелонирована.

Руководитель психологической интернет-службы Детского телефона доверия Светлана Шевченко рассказала сегодня, что и дети, и родители детей, подвергшихся травле, активно обращаются за помощью – знают, куда: 8-800-2000-122.

«Родители рассказывают о том, что его ребёнок подвергся кибербуллингу. Мы полностью прорабатываем ситуацию, снимаем остроту переживаний, рассказываем родителям, какой порядок действий может быть: начиная от юридической стороны взаимодействия со школами и родительским комитетом, заканчивая тем, как психологически поддержать своего ребёнка и как снизить негативные последствия от ситуации», - рассказывает Светлана Шевченко.

Шантаж


Интересно, что кибербуллинг в последнее время превращается и в кибершантаж.

Недавняя такая история проявилась в Новосибирске: там была выявлена группа буллинга, которая занималась не только травлей, но и шантажом с вымогательством: чтобы убрать фотографию, или убрать какую-то информацию, которая была размещена в этой группе, требовали деньги.

Эта группа выявлена и заблокирована. Но сколько нужно времени, чтобы открыть другую?

При этом важно понимать: попавшие в беду подростки часто больше всего боятся родителей, и того, что «все узнают».

Маркеры

Как же родителям разглядеть, догадаться, что ребёнок – в беде, если он это всеми силами скрывает?

«Если говорить о маркерах по буллингу и киберуллингу, - отмечает Денис Заварзин, - можно отметить, что дети начинают меньше общаться. Больше начинают уделять время виртуальному пространству. Больше находятся в социальных сетях».

Есть ещё маркеры сопутствующие:

«Такие сопутствующие маркеры: ребёнок начинает себя плохо чувствовать, когда проверяет какие-то сообщения. Подавленное состояние, отказывается идти в школу – это сопутствующие маркеры», - говорит Заварзин.

Защита

Интересно, что по данным исследований, на которые сослался Денис Заварзин, половина жителей нашей страны видят этот негативный контент, который распространяется в сети.

Только не знают, что с этим делать.


А ведь кое-что можно и нужно сделать – и это не сложно.

«Как минимум, есть на сайте Роскомнадзора отдельный реестр – реестр запрещённой информации, куда можно подать сведения о той или ной группе, той или иной информации, которая деструктивно воздействует на подрастающее поколение» - советует Денис Заварзин.

По его словам, проверить и заблокировать такой контент должны быстро.

Государство

Интересно, что в разговоре о сетевых манипуляциях детским сознанием сегодня всё время возвращались к… государству.

Александр Малькевич, председатель Комиссии Общественной палаты РФ по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций, сформулировал это так:

«Мы (ОП РФ – ред.) предлагали в принципе внести ответственность в российское законодательство за травлю в интернете и за угрозы убийством. И вот за угрозы убийством наказание должно быть уголовным, - сказал Малькевич. - Второй блок, с которым мы выступаем – это деанонимизация пользователей в социальных сетях».

То есть, раз анонимность в сети позволяет безнаказанно травить, вымогать и доводить до самоубийства, - значит, надо, чтобы этой анонимности не было, считают в Общественной палате.

И есть, кстати, третья инициатива, которую в Общественной палате поддерживают: так называемый законопроект об информационных посредниках. Речь идёт о введении в правовые рамки принцип саморегулирование социальных сетей.

«Потому что они должны нести ответственность за контент, который они размещают», - считает Александр Малькевич.

И снова, и снова подчёркивает:

«Когда люди находятся в онлайн, они не чувствуют ответственности. А вот эту ответственность нужно прописать, чтобы люди вели себя, как в реальной жизни».

И надо сказать, что про необходимость ответственности никто сегодня не спорил. Разночтения были только в том, нужны ли новые законы, или достаточно существующих?

Не пропустите

В деле защиты детей от негативного кибер-воздействия нужна «координация действий разных ведомств» и нужно «наращивать мускулы»: вот с этим согласились, кажется, сегодня все участники встречи в ТАСС, посвящённой новым формам насилия по отношению к детям в цифровой среде.

Впрочем, не приходится сомневаться, что им - и всем, кто поддерживает такую позицию - ещё предстоит побороться со сторонниками тотальной свободы слова.


Наталья Старичкова


Загрузка...