Дело об украденных куклах: их создательница погибла во время теракта в петербургском метро

Вернутся ли домой произведения, ставшие памятью о погибшей мастерице

С выставки в Петербурге украли кукол: не просто эксклюзивных-необычных – сделанных погибшей при теракте в метро мастерицей Ириной Медянцевой. Эти трогательные, выразительные куклы – каждая со своей судьбой и характером, были самой главной памятью о ней. Как это могло случиться, а главное – кто ответит?

Как это произошло

Куклы были представлены в библиотеке имени Н.А. Внукова (Выборгский район, проспект Просвещения) – самые дорогие, даже не с точки зрения материальной, в том числе, трогательный шарманщик и велосипедист (любимая работа Лидии Мартьяновой – двоюродной сестры погибшей), исчезли с библиотечных подоконников и витрины, которой находились. Преступление было совершено в ночь с 18 на 19 февраля, в полицию обратилась заведующая библиотекой Галина Голубева.

Судя по официальной полицейской сводке, преступники унесли в общей сложности 36 кукол. Проникли в библиотечные помещения, разбили окно, витрину и похитили их. Дело расследуется, изъяты для изучения камеры видеонаблюдения. Всё, как обычно в тех случаях, когда речь идёт о краже. Но это всё же необычная кража, и справедливое наказание должно быть более строгим.

Ангел за ней не успел, двери замкнулись

Так называлась статья, которую я писала тогда, после теракта. Мастер-кукольник Ирина Медянцева (06.05.1966 - 03.04.2017) погибла во время теракта в петербургском метро. В поезде она ехала вместе со своей дочкой Аленой, тоже кукольным мастером. Они сели на «Сенной» в тот самый вагон, где прогремел взрыв. 29-летняя девушка выжила, и потом написала: «В том вагоне во мне выключился какой-то тумблер… Душу как будто бы вытрясли...»

Как рассказали тогда знающие Ирину мастера, Медянцева создавала кукол, похожих на себя: настроение у них было разное, но все выходили обаятельными. В студии авторской куклы «Рукодельница» Ирина учила своему ремеслу других. Она спешила жить: работала всегда и всюду, где бы ни находилась: дома, в студии, на борту самолета (ей часто приходилось путешествовать по городам и весям). Дети, глядя на нее, решили пойти по ее стопам: Алена, как и мама, стала кукольным мастером, Юля - специалистом по валяным игрушкам.

3 апреля Ирина должна была проводить дочку в Новгород, от «Сенной» они собирались доехать до «Московской», но этим планам не суждено было сбыться. О теракте муж Ирины, Александр Каминский, узнал от Алены, которая позвонила с места трагедии со словами: «Был взрыв, мама в крови…»

Ирина Медянцева умерла в машине скорой помощи по дороге в больницу. Первая запись, появившаяся на странице Алены после случившегося, была такой: «Мама уберегла меня, а я не уберегла маму, мою маму убили террористы».

Друзья Ирины Медянцевой, узнав о трагедии, предложили семье свою помощь. Светлана Каракулева 4 апреля обратилась к знакомым погибшей: «Сегодня написали мужу Ирины… Предложили посильную помощь... Дочь Алена в больнице… Давайте поможем хоть как-то». А Елена Зубкова призвала: «Дорогие мои мастера и все, кто заходит на мою страничку. Спасибо огромное за ваш отклик на мой пост о гибели Ирочки Медянцевой! Есть возможность реально помочь семье Иры».

6 апреля, в день похорон на Овцинском кладбище поселка имени Свердлова (Ленинградская область), муж Александр написал на страничке Ирины: «Сегодня я проводил в последний путь любимую жену. Большое спасибо всем, кто помогал, был рядом, соболезновал… Всем, кого тронуло наше горе».

8 апреля выжившая после теракта дочь Алена в соцсетях сообщила: «Я лежу в больнице с минно-осколочными ранами руки и ноги, контузией и лопнувшими перепонками… Осколки вынули - прооперировали, уши лечат, пока еще слышу слабо, но все это обязательно заживет, со временем… кроме сердца… Берегите себя… Ценна каждая секунда жизни».

В тот же день Александр Каминский написал в соцсети: «У меня остались две главные куклы ее жизни: дочки Лена и Юля». А в телефонном разговоре потом сказал:

«Больно за тех, кто погиб и пострадал, страшно – за живущих… Где и как мы проглядели опасность?!»

9 апреля близкие и друзья собрались на кладбище, чтобы вспомнить Ирину, ее любовь к близким и ее кукол… Для нас это очень важно. Беда страшная, но будем жить ради наших близких».

«Ирины Медянцевой нет, но куклы мастера продолжают жить. Причём не только в Петербурге…» – писали люди в соцсети.

Не пропустите

С точки зрения юридической, и не только

"С точки зрения юридической всё понятно, – комментирует дело об украденных куклах юрист, член коллегии адвокатов Санкт-Петербурга Станислав Замятин. – По закону, речь идёт, прежде всего, о статье 158 РФ (кража), ещё, конечно же, разберутся с частностями – проникновением в библиотеку, разбитой витриной и так далее. Когда узнаю о подобных делах, думаю, что пора бы ввести в судебную практику что-то вроде «коэффициента резонансности» дела. Это, на мой взгляд, куда более весомое понятие, чем просто «моральный ущерб», и с его учётом – со всей строгостью – выносил бы решения. Но для начала надо найти тех, кто совершил преступление".

Невосполнимая потеря

Если не найдут похитителей, Для близких Ирины Медянцевой кража кукол – невосполнимая потеря. Но они искренне надеются на то, что их удастся найти. Дочери погибшей мастерицы – Алёне тоже в это очень хочется верить. Цена им – память о маме, – считает она.

Защитить себя куклы не могут. Смогут ли их отыскать люди – пока вопрос. Но важно, чтобы нашли – всем, кто совершенно точно знает, что обидевший память ушедшего человека должен быть наказан дважды…

В её работах часто повторялась тема ангела, и близким кукольницы казалось, что он символизирует сегодняшнюю жизнь. За спиной велосипедиста – ангел, который уцепился за него и едва за ним успевает, и, к сожалению, остаётся открытым вопрос: где и как мы проглядели опасность?!»

Евгения Дылева

Фото: Из семейного архива семьи Ирины Медянцевой

Загрузка...