Путин рассказал, почему не сложилось с Обамой, и в чём он "расширил" де Голля

"Грубые" тезисы Мюнхенской речи президента России теперь почти дословно повторяют в самой Гермнаии

Очередная серия - 11-я по счёту - интервью-проекта ТАСС "20 вопросов Владимиру Путину" посвящена теме положения России на международной арене и отношениям с США. Заявленная тема, как представляется Оnline47, не раскрыта, но интересные детали - есть.

Даже не полдела

Заявленная тема - "О России на международной арене и отношениях с США" - в 11-й серии интервью-проекта ТАСС "20 вопросов Владимиру Путину", как представляется Оnline47, реализована не так чтоб на 100%.

Потому что, если судить по содержанию серию, "международная арена" - это почти полностью и есть США. Правда, вспомнили ещё "отпрыгнувшую" Грузию и Мюнхенскую речь президента - которая, впрочем, тоже про США была.

Не пропустите

Получается, что серия, которая могла быть самой важной и ожидаемой - и последствие обсуждаемой - именно всей международной ареной, оказалась продуктом, в котором содержатся действительно интересные детали, но не собрано целое...

Про Обаму

Если дело не в монтаже, то Путин явно не хотел говорить про Обаму. С готовностью вспоминал Буша, говорил про Трампа - и хорошее, и разное, а про Обаму - явно не хотел.

И в конце концов сказал, почему:

"Просто, когда человек говорит, что… Он же сказал, что американцы — это особая нация, у них особые права, эксклюзивные, чуть ли не на весь мир... Я с этим не могу согласиться".

Про "мартовского кота"

Тему "ближнего зарубежья", Андрей Ванденко, следуя образу "печального наблюдателя", начал почти со вздоха:

"Не только дальние, но и ближние соседи тоже как-то от нас... так немножко отползать стали".

И почему-то привёл в пример Грузию.

Но тут уж Путин интервьюера мощно поправил:

"Нет, что ж там отползать. Они не отползли, они отпрыгнули в сторону. И мы здесь ни при чём. Это пускай они скажут спасибо Михаилу Николаевичу".

А затем президент про этого "Михаила Николаевича" - которого в России уже и не сразу вспомнят, кто такой - сказал как о мартовском коте:


Про де Голля

Но ещё перед Грузией Андрей Ванденко так же печально спросил президента:

"По факту геополитически Европы от Лиссабона до Владивостока больше нет?"

Чем откровенно удивил и Путина, и, откровенно говоря, Оnline47: а разве она была? Такая Европа - от Лиссабона до Владивостока?

Как возможность - да, называлась. Как направление пути - было. Даже как геополитическая целесообразность - точно, провозглашалась. Но как реальность?

Президент, впрочем, не только удивился, но и вспомнил де Голля:

"Вы сейчас говорите о том, чего и не было, как будто это утрачено. В своё время де Голль говорил о Европе до Уральских гор, от Атлантики до Уральских гор. Это я потом немножко расширил и начал говорить: почему до Уральских гор — до Тихого океана, до Дальнего Востока. Но я думаю, что к этому надо стремиться".

Про "грубость" Мюнхенской речи

Впрочем. одна подача от интервьюера ТАСС Путиным была принята с тихим удовольствием. Ну, или так показалось Оnline47:

Действительно: зачем же президент России так откровенно и публично назвал по имени всё то, что проделывает со "старушкой-Европой" заокеанский дядя Сэм?

Но вот прошло время - и "старушка" сама стала "давать показания":

"А я что говорил? Я говорил о том, что недопустимо, когда одна страна, Соединённые Штаты, распространяет свою юрисдикцию за рамки своих национальных границ. Но сегодня ведь руководство, скажем, Германии именно это и говорит, что это недопустимо"...

P.S. И вот тут, после кажется рассыпающихся и почти третьестепенных деталей о России на международной арене, Оnline47 готов признать, что первое впечатление от 11-й серии интервью с Путиным от ТАСС могло быть и обманчивым.

Наталья Старичкова


Фото: putin.tass.ru