Синдром бабы-яги, или Кому мешает реальная борьба со свалками в Ленобласти

Оnline47 придумал, как экоактивистам полезным делом заняться

Проблема нелегальных свалок и переполненных мусорных полигонов в Ленинградской области, как и по всей стране, похоже, «достала» всех. И складывается впечатление, что губернатор 47-го региона Александр Дрозденко в очередной раз убедился в известной истине: хочешь сделать хорошо – сделай сам.

Только вот странное дело: те, кто, по логике, должен был бы всячески поддерживать реальные шаги, сделанные для ликвидации мусорной проблемы как таковой, огорчаются и осуждают.

Почему?

За всё хорошее против

Перед самым 8-марта губернатор Дрозденко ввёл режим ЧС в Колтушском сельском поселении. Как сообщал Оnline47, такое решение руководителем региона было принято в ходе рабочего совещания по чрезвычайным ситуациям и связано, прежде всего, с самой крупной незаконной свалки на улице Колхозная в деревне Старая. Это примерно 2 га загаженной земли и более 40 тысяч кубических метров отходов.

Не пропустите

Понятно, что объявление режима ЧС – это только первый шаг.

На ликвидацию свалки нужны деньги.

На рекультивацию освобождённой от мусорного захвата земли нужны деньги.

И главное – нужны решения, которые бы не допустили появление такой же свалки на новом месте.

Вопрос: кто-нибудь из взрослых людей может сказать, что все эти шаги – просты?

И ещё вопрос: как относятся к людям, которые, когда кто-то что-то делает, ни разу не помогают, а только говорят под руку:

«А вот ты не так инструмент держишь! А ты не так копаешь! А у тебя ничего не выйдет! И вообще – ты только прикидываешься, что работаешь - я тебя насквозь вижу!»?

И ведь именно так и повели себя некоторые люди, которых принято называть экоактивистами, потому что эковолонтёрами они практически не бывают: там же что-то реальное делать надо.

Непростые шаги

А между тем, в последние мартовские дни из правительства Ленобласти не оскудевают сообщения о конкретных решениях по преодолению мусорных проблем .

В первый же послепраздничный день стало известно, что комитет финансов Ленинградской области подготовил бюджетные поправки, позволяющие выделить средства на ликвидацию свалок и рекультивацию земель, ими отравленных.

За то, чтобы они были потрачены максимально эффективно, ведомства будут отвечать, как говорится, «по принадлежности». До конца марта депутатский корпус областного парламента рассмотрит эти поправки в региональный бюджет.

Уже известно, что на ликвидацию свалок, захвативших земли лесного фонда – в первую очередь, в Бокситогорском, Северо-Западном, Рощинском, Всеволожском и Ломоносовском лесничествах – направят более 96 миллионов рублей бюджетных ассигнований. А в общей сложности в 2020 году экорасходы региона могут вырасти на 352,8 миллиона рублей.

Полагаете, экоактивисты это решение поддержат? Порадуются?

Автор этих строк, увы, уверен, что нет. Это ж надо с привычной колеи осуждения и нытья съезжать! А там же уже так привычненько, так комфортненько…

Если кто вспомнил кикимору болотную из сказки с её «сыровастенько-мокровастенько» - автор не при чём: случайное совпадение.

Кто осилит дорогу

Ответ на этот вопрос давно уже дан мудрыми:

«Дорогу осилит идущий».

А простой она не будет.

Потому что ликвидировать свалку и даже рекультивировать землю - это не самая сложная задача: здесь можно напрямую использовать властные механизмы. Что, собственно, и уже делает губернатор Дрозденко.

Но вот дальше нужны решения, которые затронут разные стороны и даже разные регионы. А мусор-то всё равно нужно куда-то девать! И тот, что уже накоплен. И тот, что мы ежечасно производим – люди же, то и дело потребляем что-то не до конца…

Что это должно быть? Что вообще нужно делать, чтобы закрытая свалка или полигон не привели просто к возникновению нового мусорного очага?

Известный в экокругах Юрий Шевчук, председатель общественной организации «Северо-Западный Зеленый крест», на этот вопрос от Оnline47 ответил так:

«Вопрос правильный, но ответ на него очевидный. Сейчас технологии позволяют переработать мусор во что-то полезное. Вы, наверное, знаете, что сейчас мусор перерабатывают в стекло, бумагу, полимеры. Переработать мусор можно почти во что угодно. В камень, щебень. Технологий, в принципе, много. И его необязательно сжигать. Это первое, что в голову приходит. Мусоросжигающий завод не является конечной переработкой отходов. Технологий много, но административной воли нет. И стоят эти заводы 60-х годов, компостные... А нужны другие заводы, перерабатывающие».

Синдром бабы-яги

Про административную волю, которой, по мнению эколога Юрия Шевчука, «нет» – рискнём не согласится. Судя по последним событиям, очень даже есть.

Кстати, Круглый стол с участием учёных, который в феврале прошёл в Доме правительства Ленобласти, как раз и был посвящён обсуждению эффективных и экологически выверенных технологий по переработке мусора.

Другое дело, что экоактивисты и здесь – «против», а поскольку их этой самой административной волей никто через колено ломать не собирается, дополнительная и совсем ненужная сила трения при движении по пути реального решения проблем свалок и полигонов – будет.

Как говорится, к бабке не ходи.

А между тем общественная поддержка практическим шагам по ликвидации мусорной угрозы куда полезнее диванного брюзжания и виртуальной активности.

И вот тут вспомнилось, что экоактивисты, недовольные любыми шагами областного руководства по реализации задач мусорной реформы, в критике правительства Санкт-Петербурга замечено не было!

Наоборот, они всегда подчеркивают: вот, мол, правительство Санкт-Петербурга так замечательно решило в своё время проблему свалки на Волхонке! Заливало, грунтами сыпало и вообще…

Не будем же думать, что взрослые серьёзные люди ведут себя как придворные интриганки: хвалят кого-то не просто так, а исключительно «в пику»?

Так что есть идея: а не предложить ли правительству Дрозденко взять и передать какой-нибудь полигон – ту же Северную Самарку – правительству Санкт-Петербурга? Всё равно туда 80% мусора именно из Питера везут. А тут ещё и поддержка от экоактивистов – если по логике – будет…

Хорошо же?

Наталья Старичкова


Фото: Валентин Илюшин