Путин не хочет, чтобы в России было как во Франции

Президент признал, что французское руководство прагматичнее российского.

Очередная, 16-я по счёту, серия интервью-проекта ТАСС «20 вопросов Владимиру Путину» затронула тему среднего класса в России и неожиданно раскрыла ещё одну разницу во взглядах медийной прослойки и президента.

Про «средний класс»

«Про средник класс. Где потеряли? Говорили, будет более половины?», - решительно начал интервьюер ТАСС. И получил встречный вопрос Путина: «А что такое «средний класс»?».

Действительно, а как с ходу определить признаки принадлежности к среднему классу у нас в России?

Вот и в интервью – то ли Ванденко не сразу нашёлся, то ли Путин упредил, - но точки над «i» поставил президент:

«Если вы думаете, что средний класс - это так, как живут во Франции, в Германии либо в Соединённых штатах, то это не соответствует действительности. Средний класс в каждой стране разный. Есть соответствующая методика Мирового банка. Она заключается в том, что средний класс считается по количеству домохозяйств людей, доходы которых в полтора раза выше, чем минимальный размер оплаты труда».

Так что, как разъясняет президент, печаловаться нужно не об «отсутствии среднего класса» - в соответствие с методикой Мирового банка, он составляет у нас чуть ли не более 70% населения, - а о повышении минимальной оплаты труда.

«Наша задача в том только заключается, чтобы укреплять этот средний класс, - заключил Путин, - И наращивать доходы».

Французский мираж

«Хотелось бы, чтобы как во Франции, как в Германии», - засокрушался Андрей Ванденко про образ среднего класса в России...

Понятно, что интервью записывалось ещё до коронавирусных карантинов в этих, самых привлекательных по потребительскому уровню жизни, странах.

Но то, как Путин с ходу вывесил «кирпич»: «Не хотелось бы как во Франции», - сегодня уже звучит даже пообъёмнее...

А тогда президент имел в виду ещё только это:

«Ну, вот посмотрите, что там происходит! Чего хорошего-то? Там не переставая эти выступления идут, так? Целые отрасли экономики не работают. В ходе этих беспорядков 11 человек погибло, многие получили ранения. Глаза выбиты резиновыми пулями. Чего ж хорошего-то?».

На разных берегах

Но, как выясняется, с точки зрения части российской медийной прослойки, - и эту-то позицию ярко транслирует Андрей Ванденко – оказывается, «хорошее» во французском опыте таки-есть!

«Ну, вот во Франции народ вышел, - восхищается Ванденко, - И Макрон сказал… Ход взял - ход забрал. Отыграл назад».

Путин даже оторопел:

«Ну, так разве это хорошо?».

Интервьюер широко ухмыльнулся путинскому неведению:

«Я не знаю, для французского народа – думаю, да»…

И вот-тут то и проявилась ещё одна мировоззренческая пропасть между частью медийной прослойки в России с сочувствующими – и теми, кому не нужны великие потрясения.

Не пропустите

Для первых, по сути, идеальная власть в стране та, которой может управлять майдан. С яркими словами, картинками, «романтикой»: народ говорит!

Что, какие-то отрасли экономики не работают? Аргумент скользит по сознанию и соскальзывает, ни разу его не затронув.

Что, 11 человек погибли в прекрасной Франции?

Соскальзывает…

С прагматической точки зрения

А Путин продолжает отвечать, разъяснять… Даже признаваться.

В том, к примеру, что в отличие от французского руководства, российское иногда поступает не так чтоб прагматично. Причём, именно в части самых непопулярных решений, ответственность за которые Путин взял, как полагается, на себя – в пенсионных изменениях.

Мало кто задумывается: а чего, собственно, во Франции так протестуют против пенсионных решений Макрона? Известно ведь, что сейчас «пенсионный порог» во Франции - один из самых низких в Европе: 62 года.

Только вот президент Французской Республики "покусился на святое": на льготные программы для разных профессиональных отраслей и категорий. Он задумал все эти программы убрать, и пенсии считать по баллам за каждый проработанный день. Одинаково для всех.

Однако равенство в это сфере французов никак не устроило, и начались протесты с погромами, убитыми и ослепшими навсегда.

Ну, эти издержки «права народа выйти на улицы», как мы выяснили выше, впечатляют не всех. Да и в том, какие льготы и для кого сохранились в России даже после всех пореформенных пенсионных огорчений - разбираться, разумеется, скучно…

Но вот в чём признался Путин:

«...Президент Макрон с прагматической точки зрения поступает правильно. Мы с прагматической точки зрения поступили неверно. Потому что мы, практически, всё сохранили, все льготы, все льготные категории сохранили. Льготный выход на пенсию у нас остался».

И тут вспомнилась мне одна жительница Санкт-Петербурга.

Сначала она чуть не расплакалась, когда стало ясно, что на пенсию ей в 55 лет уже не уйти.

Потом, когда она узнала, что и проезд будет льготный именно с 55-ти лет, и музеи, и вообще пенсии ждать не сразу ещё пять лет, а только полгода в её случае - потом она удивила ещё больше.

Потому что уже без слёз, но горько - немолодая петербурженка констатировала:"А ведь Путин - последний наш президент, который мог нам такие смягчения предусмотреть. Новое поколение с нами миндальничать не будет"...


Наталья Старичкова


Фото: putin.tass.ru