Битва за Ленинград. День войны. 23 марта 1942 года: «Нам необходима правда – даже обжигающая льдом»

Наши войска продолжают вести ожесточённые бои с противником

23 марта 1942 года. 275-й день Великой Отечественной войны. Битва за Ленинград. Волховский фронт. В ходе Любанской операции наши войска продолжают вести ожесточённые бои с противником, удерживавшим дороги западнее Мясного Бора и Теремца Курляндского. Части 2-й Ударной армии продолжали вести наступление в направлении Сустье, Поляна.

Сводки Совинформбюро

Из дневного сообщения:

"В течение ночи на 23 марта на фронте каких-либо существенных изменений не произошло… Наша часть, действующая на одном из участков Северо-Западного фронта, преодолевая сопротивление противника, овладела важным опорным пунктом и уничтожила 200 немецких солдат и офицеров. Захвачены трофеи: пять орудий, два станковых и семь ручных пулемётов, более ста винтовок. На другом участке наши части уничтожили 300 немцев, захватили 2 орудия и 10 станковых пулемётов. Орудийный расчёт сержанта Нечаева прямой наводкой уничтожил 2 пулемёта противника, один миномёт и пять ДЗОТов.

Отряд ленинградских партизан под командованием т.т. В. и П., заминировав полотно железной дороги в глубоком тылу у врага, пустил под откос воинский эшелон противника. В результате крушения полностью разбиты четыре вагона. Убито и ранено до 200 гитлеровцев…"

Из вечернего сообщения:

"В течение 23 марта на фронте чего-либо существенного не произошло. За 22 марта уничтожено 26 самолётов противника. Наши потери - 11 самолётов… За истекшую неделю с 15 по 21 марта немецкая авиация потеряла 249 самолётов. Наши потери за этот же период – 77 самолётов.

Наши части, действующие на отдельных участках Ленинградского фронта, за два дня огнём артиллерии и действиями разведывательных групп разрушили 30 вражеских ДЗОТов, блиндажей, землянок и один наблюдательный пункт. За это же время уничтожено 16 станковых пулемётов, миномётная батарея и взорвано 2 склада с боеприпасами. Захвачены трофеи: 11 пулемётов, 24.000 патронов, 250 мин и много винтовок. Немцы потеряли только убитыми 1.800 солдат и офицеров…"

В последний час

"Трофеи войск Ленинградского фронта за период с 9 по 22 марта 1942 года. Войсками Ленинградского фронта в боях с противником за период с 9 по 22 марта захвачены следующие трофеи: орудий – 68, танков – 7, бронемашин – 2, миномётов – 90, пулемётов – 424, автоматов – 169, противотанковых ружей – 107, винтовок – 1 749, снарядов – 6 040, мин – 15 481 и 16 ящиков с минами, винтовочных патронов – 482200 и 300 ящиков с патронами, ручных гранат – 4 170, стереотруб – 14, радиостанций – 16, телефонных аппаратов – 19".

Вот такое перечисление, с точностью до патрона!

"За это же время уничтожено: 86 самолётов противника, 24 орудия, 4 склада с боеприпасами, 173 грузовых автомашины с различным грузом. За период с 9 по 22 марта противник потерял убитыми свыше 16.000 солдат и офицеров", – кроме того, говорится в сводке последнего часа 23 марта.

Из рассекреченных архивных документов

"Враг постоянно рвался к Мясному Бору. Менялась только сила натиска – в зависимости от положения на других участках Волховского фронта… Наши воины держались стойко, но неприятель вводил в бои все новые войска, в том числе дивизию СС «Полицай», легионы голландских и бельгийских фашистов «Нидерланд» и «Фландрия»… Особо ожесточённые бои велись в четырёх километрах западнее деревни Мясной Бор, между рекой Полисть и деревней Теремец-Курляндский. Командование фронта мобилизовало все возможные силы, чтобы выбить немцев из коридора… 23 марта к атакам подключилась переброшенная из 4-й армии и только что пополненная необстрелянным личным составом (3 тыс. человек) 376-я стрелковая дивизия. В первый же день наступления она подверглась авиаудару и понесла весьма большие потери…"

В блокадном Ленинграде

В блокадном Ленинграде был также, как сегодня, понедельник. В этот день укомплектованы группы ещё одного детдома для 165 детей, оставшихся без родных.

Город пять раз – под артобстрелом, выпущено 67 снарядов, большинство из них разорвались в Кировском районе. Первый начался еще ночью – без десяти два, а последний завершился в шесть часов вечера.

Во время обстрела тубдиспансера и поликлиники на проспекте Стачек, по официальным данным, ранено шесть человек. Там же, на Стачек, снаряды разорвались во дворе Пятого хлебозавода, погибли три человека и пятеро ранены. Три снаряда разорвались у клуба имени И. И. Газа.

Оттепель угрожает ладожским льдам, а значит и "Дороге жизни", соединяющей блокадный Ленинград с «большой землёй».

Строчки дневника

В воспоминаниях пережившего блокаду дирижёра, пианиста, профессора Ленинградской Консерватории. Михаила Бихтера (1881-1947) сказано:

"Шаляпин показал мне, что звук – это живой материал для выражения живых чувств" Как-то Михаил Алексеевич в присутствии великого певца стал напевать, аккомпанируя себе, романс Римского-Корсакова на стихи Пушкина "Ненастный день потух". Окончив, увидел, что у Шаляпина текут по щекам слезы… Тогда, в декабре 1909 года, Бихтер получил в подарок портрет Федора Ивановича, над которым певец написал:

"Пламенной душе, милому человеку, отличнейшему музыканту, в знак уважения и благодарности…"

Дом музыканта находился в Усачевом переулке, неподалеку от Консерватории. В квартире, расположенной на верхнем этаже, была спальня с овальным, как иллюминатор, окном — весь город на виду...

Свой блокадный дневник он называл «Телегой жизни», и в нём есть такая, относящаяся к двадцатым числам марта 1942 года запись:

"Я очень виноват перед своим роялем: я обижаю его каждый день в течение часа или более, вынужденно тренируя движения моих руки пальцев, следовательно, заставляю его звучать не для музыки. Единственным оправданием этому служит то, что цель тренировки заключается в изучении жизни, реакций... Стараюсь все же не делать его наковальней для пальцев - молотков..."

Говорят, что «времена не выбирают», и каждому достаётся своя мера испытаний. Каким бы суровым не был март 1942 года, автор этого блокадного дневника записал:

"Нам, как никогда, необходима правда – даже обжигающая льдом".

Евгения Дылева

Фото: ruspekh.ru

Загрузка...