День войны, 29 апреля 1942 года: итоги трёх дней боёв, письмо ленинградцам от защитников Севастополя

Дыхание города на Неве чувствуют на берегу Черного моря

312-й день войны, 29 апреля 1942 года: итоги трёх дней боёв, письмо ленинградцам от защитников Севастополя, в блокадном городе – очередная мобилизация, а многодетная мать пишет в блокадном дневнике: "Врач пришла, осмотрела сына и сказала, что это третья степень дистрофии..."

На фронте

Наши части, действующие на отдельных участках Ленинградского фронта, за три дня боёв уничтожили свыше 1 600 вражеских солдат и офицеров. Огнём советской артиллерии и действиями разведывательных групп разрушено пять ДЗОТов, 17 блиндажей, уничтожено четыре миномёта, 16 пулемётов, две автомашины и десять повозок с военным грузом.

ruspekh.ru

Из сводки Совинформбюро

В сводке Совинформбюро в этот день сообщается:

"В течение 29 апреля на фронте чего-либо существенного не произошло. За 28 апреля уничтожено 75 немецких самолётов. Наши потери – 14 самолётов… Частями нашей авиации уничтожено или повреждено восемь немецких бронемашин и танкеток, 109 автомашин с войсками и грузами, девять полевых и зенитных орудий, 7 зенитно-пулемётных точек, подавлен огонь нескольких артиллерийских и миномётных батарей, рассеяно и частью уничтожено до двух рот пехоты противника…"

У убитого обер-ефрейтора Ганса Шмидта найдено неотправленное письмо к жене. Он писал:

"...О нашей жизни лучше не говорить: до того она безрадостна. У всех нас только одна мысль: когда же, наконец, кончится эта проклятая война! Неужели мы все погибнем здесь? Русские становятся ещё упорней... Мы совсем опустились, не снимаем одежды и сапог. Вши окончательно одолели, и нет возможности избавиться от ни"…
Не пропустите

В осаждённом городе…

Тринадцать снарядов разорвались на Выборгской стороне. К счастью, обошлось без жертв и разрушений…

В книге "Блокада день за днем" А.В. Буров описывает этот день так:

"На левом берегу Невы, у Московской Дубровки, где с осени сорок первого шли жестокие бои за Невский «пятачок», умолкли последние выстрелы. Пять дней 357 бойцов 330-го стрелкового полка 86-й стрелковой дивизии, отрезанные ледоходом от своих войск, мужественно отражали яростные атаки врага. И вот плацдарм пал…"

В Ленинграде – очередная мобилизация: в этот день решено отправить на торфоразработки дополнительно ещё 900 человек.

Кроме того, 29 апреля «Известия» опубликовали сегодня письмо защитников Севастополя, адресованное ленинградцам. В нем есть такие слова:

"Дыхание великого города на Неве чувствует вся наша страна, весь советский народ. И здесь, на берегу Черного моря, с первого дня осады Севастополя нас вдохновляет пример героического Ленинграда".

Из блокадного дневника

Многодетная мать Ангелина Крупнова-Шамова пишет в своём дневнике:

"…Пришла домой, а сына не узнать – опух, стал очень толстым, на куклу ваньку-встаньку похож. Я его завернула в одеяло и потащила на 21-ю линию в консультацию, а там — закрыто. Тогда понесла его на 15-ю линию, где тоже дверь на замке. Принесла обратно домой. Побежала к дворничихе, позвала доктора. Врач пришла, осмотрела сына и сказала, что это третья степень дистрофии...

Стук в дверь. Открываю: два санитара из больницы имени Крупской, по поводу дочки. Я перед их носом дверь закрыла, а они снова стучат. И тут я опомнилась, дочки-то нет, а мальчик мой живой. Я дверь открыла, объяснила, что сына надо в больницу. Закутала его в одеяло и пошла с ними, прихватив метрики и детскую карточку. В приемном покое врач мне говорит: "У вас же дочь". Отвечаю: "Дочь умерла, а вот сын болен". Сына взяли в больницу..."

Бомбежки, болезни, голод – не просто история блокадного Ленинграда. Это для всех нас непроходящая боль…

Евгения Дылева

Фото: sevmuseum.ru