«Сould be» с цифрами от FT: Как в международном деловом издании играют со статистикой смертности от коронавируса в России

Николай Стариков разъяснил Оnline47, зачем аналитики делового издания в арифметике заблудились

Сегодня некоторые уважаемые издания в России щедро цитируют некое международное уважаемое издание под названием Financial Times, и это, по-видимому, должно оградить всех от обвинений в распространении фейков про новый коронавирус. Тем более, что и сам первоисточник использует "неубиенный" синоним печально знаменитого теперь аргумента «highly likely» - «could be».

Оnline47 с помощью Николая Старикова разбирался, что не так здесь с математикой.

«Сould be»

Сегодня российский деловой ресурс РБК процитировал международное деловое издание Financial Times, которое усомнилось в официальной статистике смертности от COVID-19 в России:

«Реальное число умерших в результате заболевания COVID-19 может быть на 70% больше, чем сообщает официальная российская статистика», - сообщает со ссылкой на FT РБК.

Человек дотошный, пройдя по ссылке, может разглядеть синоним печально знаменитого «highly likely» - «could be»:


А как бы статистический аргумент с применением легких арифметических манипуляций выглядит, в щедром цитировании РБК так:

То есть уважаемые коллеги из легендарного Financial Times взяли среднюю смертность в Москве и Санкт-Петербурге за последние пять лет, вычли эту цифру из открытых – не скрываемых! – данных о количестве скончавшихся за период пандемии, увидели, на сколько получилось больше и, - внимание! – приплюсовали ещё и – опять же открытые! - данные о количестве умерших от COVID-19 в России по данным на 11 мая.

Попытка найти здесь математическую логику в Оnline47, признаемся, не удалась. Зато математикой политической запахло так сильно, что мы решили обратиться к эксперту.

«Их математика всегда политическая»

Николай Стариков, российский общественный деятель, писатель и член «Изборского клуба» и «Общероссийского народного фронта» в Санкт-Петербурге, ничему не удивился и разъяснил, что классическая математика здесь действительно не причём.

Как напомнил Николай Викторович, информационная война продолжается, и нужно просто вспомнить её ретроспективу во время коронавирусной эпидемии, тогда цена таких публикаций будет понятна:

"В самом начале эпидемии, если мы возьмём с вами публикации начала марта – что российских либералов, что западных газет, - содержание их было следующим: «Россия скрывает число заболевших коронавирусом». Ну, не может быть такого, что в определённых странах было одно число заболевших, а в России – значительно ниже. И, исходя из каких-то политических причин, которые автор тут же выдумывает, делается вывод «Россия скрывает».

Что происходит затем?

"Проходит месяц, полтора, - напоминает Николай Стариков. - Статистика заболеваний в России увеличивается, просто потому, что эпидемия у нас началась позднее, а дальше она разворачивается по своим законам. И тогда начинаются публикации о том, что «Российские власти вовремя не закрыли страну! Они виноваты в том, что число таких заболевших людей стало большим!». Ну, в общем, другая тема начинает быть на острие информационной атаки.
Не пропустите

И что теперь? На следующий же день после того, как на совещании с участием президента России Владимира Путина о санитарно-эпидемиологической обстановке в стране вице-премьер России Татьяна Голикова сообщила, что летальность от коронавируса в Российской Федерации на сегодня в 7,4 раза ниже, чем в мире?

"Ну и вот теперь, соответственно, не нравится число умерших в России от коронавируса – говорит Николай Стариков. - Оно "малое", оно не соответствует желаниям западных журналистов и российских оппозиционеров в кавычках. Хотя любой здравомыслящий человек поймёт, что чем шире вы проводите исследование и тесты, тем большее количество людей в лёгкой, ранней форме или с бессимптомно протекающим вирусом вы находите, тем ниже у вас будет конечная статистика. Это – простая математика. Это российские «оппозиционеры и западные журналисты понимать не хотят. Потому что их математика всегда политическая. Ну, как так может быть, что в США от вируса умирает огромное количество людей – в процентном отношении большем, чем в России и в Китае? Этого быть не может, потому что не может быть никогда».

P.S.

Оnline47 практически не сомневается, что наши читатели в курсе, что головной офис Financial Times находится в Лондоне, «highly likely» - это «весьма вероятно», а «could be» - это «может быть».

При этом Оnline47 также не сомневается, что практически все наши читатели оценили это «could be» рядом с пугающими «на 70% больше».

Потому что простая логика подсказывает: столько времени удерживать страну в эпидограничениях властям в России было бы куда проще как раз с гораздо более пугающими данными об умерших от COVID-19, чем они у нас пока есть.

И, наконец, Оnline47 решительно не сомневается в том, что наши читатели каждую человеческую смерть воспринимают как трагедию, а не как цифирку в статколонке.

Нам и умерших на сегодня две тысячи сто шестнадцать человек – непомерно много.


Наталья Старичкова


Фото: pixabay.com