Дороговато будет: почему разговоры о кредитной амнистии в России так и останутся голым популизмом

Закредитованность россиян по итогам 2020 года бьет рекорды. Но эксперты уверены: прощать долги – чревато новыми проблемами для всех и каждого.

Слукавим, если скажем, что неожиданно и вдруг, в стенах Госдумы РФ прозвучали очень даже сладкие для весьма солидной доли россиян слова «кредитная амнистия».

Не неожиданно, и не вдруг – на старте 2021 года – года очередных выборов в Государственную Думу. И повеяло из фракции КПРФ, которая предложила взять и простить гражданам долги по кредитам до 3 млн рублей. Росчерком пера.

Впору бежать, набирать кредитов, где и сколько дадут по максимуму – а потом ждать заветной «амнистии» и готовиться аплодировать стоя.

Но что дальше? Тем более, что не все разделяют энтузиазм «инициативных» коммунистов и банковских должников. Например, на официальном сайте Совфеда «Вместе.РФ» на днях эту самую «кредитную амнистию» очень дотошно разбирали. И рекомендовали КПРФ пойти и еще подумать. А между строк читается резюме: «голый предвыборный популизм».


Просто цифры

По данным Банка России на конец 2020 года объем долгов по кредитам в стране превысил 19 трлн рублей – это абсолютный рекорд после 2012 года.

Если условно разделить на всех россиян, выходит по 227 тысяч заемных рублей на человека.

При этом самыми закредитованными оказались северные регионы: ЯНАО, Якутия, Тюмень и т.п. То есть регионы с объективно самыми высокими доходами населения.

Для примера, в Ямало-Ненецком автономном округе средневзвешено приходится порядка 557 тысяч рублей кредитной задолженности на одного жителя.

Самые низкие долги по кредитам в Ингушетии – не более 31 тысячи рублей на человек (опять-таки если взять общую сумму по региону и поделить на всех).


С кредитного трамплина – в долговую яму

Не новость, что на рост закредитованности населения весьма сильно повлияла пандемия и весенний общероссийский локдаун. Масса примеров, когда люди теряли работу и стабильный доход, и дабы удержаться на плаву, а иногда и просто по привычке тратить, шли за кредитами и микрозаймами: «как-нибудь потом получится расплатиться». У кого-то получилось. Но не у всех. Тем более, что и пандемия продлилась на неопределенный срок.


Но и это лишь верхушка айсберга. А как активно в последние месяцы банки пытались наверстывать свои планы по кредитам и звонками-письмами-смсками предлагают «только для вас и на самых выгодных условиях»! И хочется. И стелют мягко. И сложно оставаться «гордым и неприступным».

Плюс автосалоны, у которых свои планы по продажам закрывать надо, тоже лепту вносят: с выгодными условиями и автокредитами «пока не подорожало». Как следствие, в 2020 году объем просроченных более чем на 90 дней платежей по автокредитам вырос на 22% по сравнению с 2019-м.

Добавим к этому «неотложные нужды», кредиты на лечение или на «собрать ребенка в школу». Или потребительский кредит на первоначальный взнос по ипотеке, потому что накопить не каждому под силу. Тот самый случай, когда «бедный платит дважды».

И в каждой такой истории нужно бы видеть не просто абстрактного «должника» - человека, который объективно не всегда может самостоятельно справиться с кредитной проблемой. И наверное, надо бы помочь.


Обратная сторона кредита

А есть и другие. Про таких обычно говорят: «Понты дороже денег». Это когда впроголодь и на пределе платежеспособности, но на БМВ. Или «в этой шубке вы самая богатая в нашей маршрутке».

Вроде бы анекдот, но эксперты отмечают, что едва ли не половину всех кредитных долгов россияне накопили не на займах на неотложные нужды, а на элементы роскоши.

Как рассказал Online47 сотрудник службы безопасности одного крупного банка [название попросил не указывать, прим. ред.]:

«Каждый день приходится ездить и по Петербургу, и по Ленинградской области – общаться с должниками. Разброс по кредитным задолженностям, конечно, огромный. По моему опыту, у физлиц от нескольких тысяч до 18 млн. Есть долги и по 5, и по 9 млн рублей. И больше половины – это не ипотека или автокредит – долги по потребительским кредитам и займам наличными. И чаще всего – это не тот случай, когда кредит реально был жизненно необходим человеку. Скорее, из серии «у соседа есть – а чем мы хуже».

Или еще одна история, уже от другого собеседника Online47:

«Купил квартиру – и теперь регулярно приходится общаться с коллекторами. Ищут предыдущего владельца. Причем, насколько могу судить, девушка – продавец квартиры – не из самых нуждающихся. На сделку пришла красивая, ухоженная в шубке и с айфоном «из последних». А начали разбираться: долги по коммунальным платежам – больше двухсот тысяч. За домофон – и то долги. И кредитов – по коллекторам насчитал не меньше трех. Про таких моя бабушка говорила: «кудряво живет – не по средствам».

И, к сожалению, среди злостных должников по банковским кредитам – таких заемщиков тоже очень и очень немало.

Реплика

«Проблема закредитованности населения существует, но решать ее нужно без популизма. Можно росчерком пера взять и простить все долги по кредитам. Отделались легким испугом. Можно выдохнуть и бежать в банк за новыми кредитами, - комментирует кандидат экономических наук, заместитель руководителя Центра истории и методологии экономической науки НИУ ВШЭ Денис Мельник. – На самом деле, существующей законодательной базы – более чем достаточно для решения проблемы. Кредитные каникулы – работают. Закон о банкротстве физлиц, наконец. Реструктуризация задолженностей – реализуется очень активно. И на мой взгляд, именно реструктуризация, а не списание долгов – единственно верное решение в сложившейся ситуации».


Эксперт отмечает, что «кредитная амнистия» - это не просто взять и простить. Кому-то платить за это все-таки придется. Вполне вероятно, чтобы не допустить повального банкротства банков, частично компенсировать финансовые потери придется за счет государства. С поправкой на 18 трлн рублей кредитов по России – это непосильная нагрузка на федеральный бюджет.

И банки попытаются возместить потери – увеличивая процентные ставки по новым кредитам для добросовестных плательщиков.

«В итоге, в первую очередь, пострадают граждане и бизнес, который практически не может существовать и развиваться без заемных средств», - резюмирует Денис Мельник.


Размышления вслух

Есть и еще один вариант выхода из сегодняшней «лавины всеобщей закредитованности» - его, кстати, тоже время от времени обсуждают в коридорах власти на всех уровнях.

Если на пальцах. Кредитные портфели с проблемными кредитами, которые банки сегодня активно распродают всевозможным коллекторским агентствам, вполне себе может начать выкупать и само государство. По тем же «коллекторским» расценкам в 15-30% от реальной стоимости долгов. С согласия должников, разумеется.

А затем через тех же судебных приставов деньги с должников будут списываться в доход государства. Без переплат и «душевных потрясений» от общения с частенько слишком агрессивными «службами взыскания».

Хотя и здесь смущает человеческий фактор.

Ведь как иногда бывает: кредит брал – сам, свои финансовые возможности тоже рассчитывал – сам, ошибся – тоже сам. А как по долгам платить – «банки-кровососы», «коллекторы-бандиты» и весь спектр классовой ненависти, которую на Россию-матушку выплеснуть – только повод дай.

Не получилось бы, что в очередной раз хотели как лучше - людям помочь, то есть. А на выходе - как всегда.


Александр Телегин

Фото: pixabay.com