История тёмных времён: в Подпорожском районе найдены бараки узников Свирлага

Исследователи хотят создать отдельный музей концентрационно-трудового лагеря для заключённых

Чуть больше года назад был найден архив одного из отделений Свирского концентрационно-трудового лагеря, долгое время считавшийся уничтоженным. А сегодня найдены новые, материальные свидетельства существования Свирлага, как ответ тем, кто спешит закрыть эту мрачную страницу истории. Online47 стали известны подробности очередной «экспедиции в прошлое».

Почему новые находки можно считать сенсацией

Известно, что просуществовал Свирлаг семь лет (с 1931-го по 1937 год), а потом был расформирован и как говорят исследователи, "будто бы стерт из истории". Главное управление находилось в Лодейном Поле, а лесные лагеря – на территориях сегодняшних Лодейнопольского, Подпорожского районов и даже в Карелии.

Архивные документы одного из отделений – Свирстройского, долгие годы были скрыты под грифом "Секретно" и хранились в архиве Выборга, но никто не подтверждал их наличие. Читая их, всё больше убеждаешься в том, что с фактами не поспоришь. Тем более, что со временем, благодаря честности и упорству исследователей, нашлись материальные подтверждения тому, что для многих было кровавой реальностью времён ГУЛАГа.

"Краеведы и другие исследователи этой темы считали, что от лесных лагерей Свирлага, ради которых он, по сути, и создавался в 30-е годы прошлого столетия, материальных следов почти не осталось, – объясняет, почему открытия 2020 года можно считать сенсацией, подпорожский краевед, писатель и журналист Пётр Васильев. – На их месте встречались остатки узкоколейки, канавы для сплава брёвен, старые пни и железный хлам давно покинутых лагерных отделений. Все были уверены, что наспех сколоченные постройки из неподготовленного материала не могли сохраниться до нашего времени, а оказалось, что лесная глушь, в которой редко бывают даже охотники, ещё хранит лагерные бараки, по которым можно воссоздать быт заключенных, план типового лагеря со всеми его жилыми и хозяйственными постройками".

Оказалось, что даже можно понять, какой была кузница, пекарня, баня, плотина, из каких брёвен и как строились бараки, какими были входы с железными решётками на дверях. Что очень ценно для истории.

Удивительно, но сохранились сосновые бревна нижних венцов, и некоторые из них могут, похоже, продержаться до столетия Свирлага вместе с железным инвентарем, сделанным в собственной кузнице с трубами поддува и кирпичами местного кустарного изготовления…

Здесь работали по несколько сотен заключенных. Место выбиралось у лесного массива с ценной древесиной и возможностью её отправлять водными путями и по УЖД, материалы для производства кирпича и вода для хозяйственных нужд были рядом, уйти из таких глухих мест не знающим леса людям, было сложно.

"Сохранялась почти полная автономия с возможностью в своих мастерских делать и ремонтировать инструменты, печь хлеб и существовать годами. План построек говорит о возможности их строго контролировать. Земля вокруг была так вытоптана, что на ней до сих пор не растёт лес, а трава не годится под сенокосы", – рассказывает краевед.

Где найдут своё место находки

Находки, связанные с историей Свирлага, пока хранятся разрозненно. Что-то найденное ранее можно увидеть в Подпорожском краеведческом музее, какие-то обнаруженные исследователями предметы хранятся в епархиях, где берегут память земляков-узников сталинской эпохи.

Но давняя мечта Петра Васильева создать отдельный музей Свирлага, в котором формы для выпечки хлеба, решётки и котлы с инвентарём стали бы ценнейшими экспонатами. К слову, в числе загадок Свирлага, и только что обнаруженный у лагерных бараков, кованый крюк с кольцом.

"Проблема заключается в том, что современные дети, увы, и темой Великой Отечественной войны интересуются в большинстве своём с дежурным интересом, когда он непродуманно и повсеместно навязывается. Так что репрессии для них – тёмный и малоинтересный лес, пока не появится осознание того, что и их предки не только воевали за Родину, но и без вины страдали за колючей проволокой. Но это в семьях должны рассказывать через родовую память и сострадание", – считает он.

А рассказать им следует, в первую очередь, по его словам, о том, что страшные и тёмные времена не исчезают навсегда, что многие люди в массе своей не меняются, поэтому важно формировать внутри себя настоящего человека, готового к испытаниям ради правды и справедливости – иначе придётся стыдиться своего прошлого, если еще останется совесть.

Не пропустите
"Война и репрессии как раз сильней всего сдирают с любого внешнюю оболочку, раскрывая сущность каждого человека. К этому надо быть готовым, изучая чужие судьбы и историю", – уверен этот самый активный участник «экспедиции в прошлое» Свирлага.

Надежда на следующие открытия

Остаётся надежда найти в лесной глуши послание с "того лагерного света" в виде чудом сохранившейся надписи на дереве или камне, а быть может и в укрытой от сырости записке. Есть надежда, что специалисты успеют зафиксировать план всего лагпункта, пока видны строения с фундаментами и выемками грунта для хозяйственных нужд. Ведь ещё через несколько десятилетий здесь будет расти новый лес, корнями своими цепляясь за наше темное прошлое…

"А самое важное для меня – отыскать захоронения расстрелянных и умерших от голода и болезней узников, которых осталось на свирской земле, по моим, представлениям около 20 тысяч. Там надо ставить памятные знаки", – уверен Пётр Васильев.

Для того, чтобы детально разобраться в общей системе Свирлага и сделать очередные открытия, необходимо получить доступ ко всем архивам. Это позволит детально разобраться в общей системе Свирлага и его подразделений, узнать судьбы и места захоронения тысяч людей, родные которых до сих пор надеются их найти.

Кроме того, обнаруженные места лагерных отделений надо законсервировать для научных экспедиций, всё описать и зафиксировать техническими средствами, чтобы сохранить максимально историю тёмных времён. Но ценнее всего воспоминания очевидцев – тех, которые живы и что-то помнят. Таких остаются единицы, и надо торопиться, потому что "мы вопрошаем и допрашиваем прошедшее, чтобы оно объяснило нам наше настоящее и намекнуло о нашем будущем…"

Евгения Дылева


Фото: Пётр Васильев