И Выборг - наш: Как случилось, что битва при Гренгаме Северную войну закончила

300 лет назад гребная русская эскадра переиграла шведский парусный флот и своей победой сделала возможным Ништадский мир

Через год исполнится 300 лет вхождению Выборга в состав России. Это случилось после того, как русский флот разбил шведский, и те, наконец, поняли, что сил победить эту странную Россию у них нет.

России 20 лет Северной войны тоже поднадоели. Так что Пётр I на шведскую просьбу о мире согласился - и в Ништадте начались переговоры.

Понятно, что тогда мы были Российской империей и никаких референдумов не спрашивали: просто бивали надменного неприятеля, а потом, как и положено, мирные договор подписывали - с приобретениями. Между прочим, не сильно торгуясь – это вот мы как-то никогда особо не умели.

Но Выборг тогда стал нашим. Небольшие по историческим меркам колебания после империи – не в счёт.

Что это было

То, что битва при Гренгаме - последний аккорд Северной войны, никто из противников даже не догадывался. Шведы были уверены в своём превосходстве, русские готовились к опасной вылазке.

Дело в том, что флот Швеции и флот России были в разной весовой категории – в прямом смысле.

У шведов на тот момент у острова Гренгам всё было солидно: один линейный корабль, четыре фрегата, три галеры, шнява, галиот, бригантина и три шхербота.

А у русских в эскадре - 61 галера и 29 лодок. Наши обычно устраивались в шхерах, окружающих Великое княжество Финляндское, тогда вассальное Швециии – не отсюда ли словечко «шхериться»? – и оттуда совершали набеги к шведским берегам.

Три века назад, 27 июля – или 7 августа по новому стилю - наша эскадра под командованием князя Петра Голицына как раз двинулась к острову Гренгам, чтобы занять удобную позицию в шхерах.

Однако на этот раз здесь была шведская эскадра под командованием вице-адмирала Карл Шёблада: русский флот был атакован, и наши испытывать очевидную судьбу не стали – рванули обратно в пролив.

А вот дальше случилось то, что можно назвать как угодно, только не трезвой оценкой диспозиции: солидные шведские корабли устремились в погоню за русскими галерами и лодками – и оказались на мелководье!

Что это было?

Конфуз вышел

Фотография гравюры предоставлена пресс-службой Президентской библиотеки

Современники и историки, было дело, горячо спорили – отчего да почему у шведов такой конфуз случился, а нам из нашего века представляется очевидным: неприятели наши всегда страдали от надменности и собственной переоценки.

Ещё обычно бывало так, что соседи российские ввязывались в неприятельство с нами, уверенные, что «заграница им поможет». Вот и 300 лет назад Швеция наделась на помощь Англии и упорствовала в войне с Россией.

В 1720 году английский флот и впрямь явился в Балтийском море и, угрожая России, даже вошёл в Финский залив.

Только вот «эти русские» ни разу не испугались, «пардону» не запросили – и только айда в шхеры…


Не пропустите

Так что в тот день шведские корабли, видя «лёгкую добычу», просто совершили отъявленную глупость, которой грех было не воспользоваться. Русская эскадра тут же перешла в контратаку и взяли 4 фрегата на абордаж. А остальные шведские корабли отступили.

К чести шведских моряков, дрались они отчаянно: мы, конечно, взяли в плен более 400 человек шведов – про убитых России никто не докладывал, но и сами потеряли убитыми и ранеными более 300 человек.

Историк военно-морского флота, генерал Феодосий Веселаго в книге «Краткая история Русского флота» (1893) так описывал это сражение:

«Голицын подошёл к Гренгаму, с намерением подождать между островами, когда стихнет ветер и можно будет напасть на неприятельския суда; но шведский адмирал сам двинулся атаковать наши галеры и, отступлением их, завлечён был в такое тесное в проливе место, между мелями и каменьями, в котором галеры получали значительныя преимущества пред парусными судами. Видя невыгодное положение неприятеля, Голицын из отступления перешёл в атаку и, после жестокаго артиллерийскаго боя, четыре шведских фрегата взяты были абордажем, во время котораго захвачено в плен более 400 человек шведов, а с нашей стороны убито и ранено более 300 человек».

А в итоге тот конфуз шведской эскадры привёл к хрестоматийному факту:

«Победа молодого российского флота оказала большое влияние на ход войны и во многом предопределила скорое заключение Ништадтского мира».


И Выборг нам

Тут уместно вспомнить, что закрепил в итоге Ништадсткий мирный договор.

Тогда его называли трактатом, заключённым от имени государя Петра Первого, всероссийского самодержца и Фридриха, короля шведского, с таким вот объяснением в преамбуле:

«по долгобывшей и вредительной войне, чтоб с обеих сторон полномочные министры съехались в Ништат в Финляндию, и в конференции вступить, трактовать и непрестанно пребываемый заключить вечный мир между нами и обоими государствами, землями и подданными».

А в параграфе 4-м указано, что Россия приобретает в результате:

"...Лифляндию, Эстляндию, Ингерманландию и часть Карелии с дистриктом Выборгского лена, который ниже сего в артикуле разграничения означен и описан, с городами и крепостями: Ригой, Дюнаминдом, Пернавой, Ревелем, Дерптом, Нарвой, Выборгом, Кексгольмом и всеми прочими к помянутым провинциям надлежащими городами, крепостями, гавенами, местами, дистриктами, берегами, с островами Эзель, Даго и Меном и всеми другими от курляндской границы по лифляндским, эстляндским и ингерманландским берегам и на стороне Оста от Ревеля в фарватере к Выборгу на стороне Зюйда и Оста лежащими островами, со всеми так на сих островах, как в вышепомянутых провинциях, городах и местах обретающимися жителями и поселениями и генерально со всеми принадлежностями…»


Наталья Старичкова

По материалам, предоставленным пресс-службой Президентской библиотеки, и портала "История государства российского в документах и фактах"


Фото: Валентин Илюшин