Другой Дзержинский: хорошо ли историки смешали краски, когда оценивали личность главы ВЧК

Оказывается, крылатая фраза: «отсутствие у вас судимости – это не ваша заслуга, а наша недоработка…» была для него не самой характерной

Как только его не называли! И "человек с горячим сердцем", и "страж революции" (были у него, к слову, и подпольные псевдонимы: Яцек, Якуб, Переплётчик, Франек, Астроном, Юзеф и Доманский). Самая расхожая характеристика этого человека: "железный Феликс", а самая зловещая – "красный палач".

Истина, вероятно, где-то посередине, что подтверждают исторические свидетельства, которые были собраны в канун 143-летия Феликса Эдмундовича Дзержинского в Президентской библиотеке.

i.pinimg.com

Одиночество и крылатые фразы

Многие его высказывания превратились в "крылатые фразы". Чего стоит хотя бы та, в которой про "отдохнём, товарищи, в тюрьме!" В школьных учебниках истории советского времени было сказано однозначно: "образец несгибаемой стойкости в деле борьбы за идеалы революции".

Но вот неожиданное признание знавшего Дзержинского журналиста Льва Сосновского:

"Массам личность Дзержинского неизвестна. Они знают государственного деятеля Дзержинского, вождя Дзержинского, бойца Дзержинского. Но человека, Феликса, целостную личность, светлую и гармоничную, обаятельного идеалиста (в лучшем смысле этого слова), трогательно чистого семьянина-однолюба, добрейшего и отзывчивого товарища, человека без трещин и изъянов – этого Дзержинского массы не знали», – эти слова приводятся в издании "Феликс Дзержинский" (1927), с которым можно ознакомиться на портале Президентской библиотеки.

В истории всё странным образом переплетается, его семейная история достаточно поэтична. Родился Дзержинский недалеко от Минска, а в крещении ему дали латинское и польское имена - Феликс Шченсны (в переводе – «счастливый»). Одному богу известно, насколько он был счастлив, но тем не менее… Хотя биография его издавалась и переиздавалась много раз. А в советское время в Польше даже вышла марка.

newauctionstatic.com.ua

Отдохнём, товарищи, в тюрьме!

О себе этот "человек – бородка клинышком" (строчка из народного фольклора) писал в дневнике 1908 года вот что:

"Я созрел в тюрьме, в муках одиночества, в тоске по миру и жизни… Тут в тюрьме бывает иногда плохо, бывает страшно. А всё-таки… если бы пришлось начать снова жизнь, я бы её начал так же…"

Интересно, что отец Феликса Эдмундовича в гимназии преподавал математику будущему классику Антону Чехову. А по материнской линии Феликс состоял в родстве с польским поэтом ХIХ столетия Юлиушем Словацким. Сам он совершенно не собирался становиться пламенным борцом революции. Так уж сложилось...

На портале библиотеки можно найти видео-коллекцию под названием "Неизвестный Дзержинский", кардинально меняющую представление о нём (на портретах и фотографиях, кстати, он тоже очень разный). Как утверждают историки и библиографы, в самом деле этот человек – жертва нереализованных желаний.

sun9-27.userapi.com

"Мечтал стать ксёндзом, а стал профессиональном революционером… думал, что будет заниматься просвещением, а назначили главой ВЧК…" – пишут исследователи его биографии. А ещё, пожалуй, стоит добавить: хотел быть свободным, но больше десяти лет провел в заточении…
Не пропустите

Где можно прочесть про «другого» Дзержинского

Если вам интересно узнать про "другого" Дзержинского, несложно найти на портале Президентской библиотеки такое издание: "Феликс Дзержинский» (1931 год, автор – Карл Радек). Оно оцифровано, и отыскать электронную копию легко в электронном читальном зале библиотеки.

О тюремном опыте он впоследствии скажет: "Тот, кто станет жестоким, и чьё сердце останется бесчувственным по отношению к заключённым, должен уйти отсюда. Здесь, как ни в каком другом месте, нужно быть добрым и благородным".

Кажется, гуманнее и не скажешь… Кстати, вступив на должность наркома РСФСР в 1919 году, он на время отменил смертную казнь, а в 1922-м возглавил так называемую Комиссии по улучшению жизни детей, одной из главных задач которого стала борьба с беспризорностью.

Разместила Президентская библиотека и электронную версию редкого издания 1927 года «Ф. Э. Дзержинский. Три последних речи». Тоже – откровение.

www.prlib.ru

Оказывается, Феликс Эдмундович активно боролся с бюрократизмом. Разве кто-то может поспорить с таким его выводом:

"Чтобы государство не обанкротилось, необходимо разрешить проблему госаппаратов. Неудержимое раздутие штатов, чудовищная бюрократизация всякого дела — горы бумаг и сотни тысяч писак; захваты больших зданий и помещений; автомобильная эпидемия; миллионы излишеств. Это легальное кормление и пожирание госимущества этой саранчой..."

Современники долго ещё вспоминали и слова из последней речи "железного Феликса": "Если я работаю, я работаю весь". А ещё, говорят, он всю жизнь был искренне предан своей жене – Софье Дзержинской…

Так что не всё так однозначно и стоит задуматься над тем, хорошо ли историки смешали краски, когда оценивали личность главы ВЧК.

«Счастье – это состояние души», – считал он, и наверно был прав. А вот ещё: «Любовь проникает в душу, делает её сильной, доброй, отзывчивой…»

Правда, чаще принято вспоминать другое его высказывание: "Отсутствие у вас судимости - это не ваша заслуга, а наша недоработка…"

Евгения Дылева

(по материалам Президентской библиотеки)

Фото: www.turkey-sea.ru