Вершина загадочного оятского края: исследователи взобрались на самый высокий "осиновый хребет" Ленобласти

Там они решили поставить фигуру Мец Ижанды – хозяина вепсского леса

Исследователи взобрались на самый высокий «осиновый хребет» Ленобласти. Online47 разузнал подробности этой необычной экспедиции.

Кто вызвался в первопроходцы

"Я мечтал увидеть самый высокий осиновый хребет Ленинградской области еще в начале нынешнего века, когда впервые узнал, что самой высокой точкой региона считается гора Приоятья – Гапсельга, – рассказал Online47 житель Присвирья, вепс, писатель и краевед Пётр Васильев. – Путь к ней растянулся на десятилетия со спорами о том, где же она на самом деле возвышается над нашим регионом. Известные в нашем краю исследователи покоряли другие вершины, также собирая данные из разных источников, а нам повезло".

Как объяснил Пётр, основное везение заключалось в том, что поблизости проложило новую лесовозную дорогу предприятие "Мется Форест Подпорожье", специалисты которого подсказали, где искать настоящую вершину.

"Предприниматель Максим Титов, с которым мы занимаемся краеведением загадочного оятского края второе десятилетие, согласился вместе покорить легендарную высоту и тщательно к этому подготовился. В вопросе о том, кто будет в нашем важном походе третьим, споров не возникло. Конечно, хорошо известный также с прошлого десятилетия путешественник Сергей Пинчук, прошагавший по тропам и заросшим дорогам Ленинградской области сотни километров", – уточнил он состав команды покорителей.

С перспективой на оптимальный маршрут

Они отправились в путь, хорошо понимая, что следом пойдут сотни туристов, и потому сразу начали подбирать оптимальный маршрут и обдумывать будущее теперь открытой вершины региона.

"Даже заранее обсудили с мастером Приоятья Андреем Лодыгиным, какой будет фигура Мец Ижанд – хозяина вепсского леса и многое другое, включая идею с увековечиванием на вершине знаменитостей нашего края, пронзительных поэтических строк классика вепсской литературы Николая Абрамова, посадки кедра и установки смотровой вышки, – поделился Пётр. – А пока добирались, спорили о преимуществах новых технологий, позволяющих новым краеведам делать открытия без кропотливой работы в архивах и тяжелых переходов по лесам и болотам... Сергей Пинчук настаивал на надежности карт и житейского опыта, а мы понадеялись на телефоны и навигатор".

Откуда явились лесные страхи

Когда путешественники увидели застывшие ноябрьские лисички, порадовались грибному изобилию нынешнего года, а обнаружив следы крупного медведя, напряглись тревожным ожиданием.

"Каждый из нас нес не только довольно тяжелые части будущей конструкции, но и весомые камни, поэтому убегать от косолапого было проблематично, – объяснил краевед. – Но мне хотелось создать здесь старую традицию финно-угров с приношением в священные места камней или горсти земли. Вот и понесли мы застывшие миллиард лет назад осколки лавы Прионежья, решив, что настало наше время собирать на вершине памятные именные камни, как бы избавляясь таким образом и от груза сомнений и грехов прошлого".

Оказалось, что крутых гор там несколько. Вскарабкаешься на одну, а навигатор указывает, что до нужной точки они приблизились всего метров на десять. Пётр поделился впечатлениями "рыцаря на перепутье":

"Но когда мы оказались на распутье, и пришлось делать важный выбор. До заранее забитой цели было 140 метров, до соседней, с другой стороны – 110, а техника показывала, что обе точки выше 290 метров.. Мы решили оставить тяжести и пройти налегке с разведкой к ближайшей высоте. А перед ней Максим вдруг побледнел и сказал тревожно: "Медведь!"
Не пропустите
Я в темной фигуре перед нами увидел нечто похожее на стоящего на задних лапах медведя и пожалел, что оставил кувалду внизу, но сомнения оставались.
- Точно медведь! – с нарастающей тревогой вынес вердикт опытный путешественник Сергей Пинчук, - на нас смотрит...
- Мужики, только не бегите, – попросил я напарников, понимая, что, побежав, станем в восприятии хищника добычей, – надо на него кричать. Мы, конечно, поорали от души, а когда увидели, что фигура остается неподвижной, решили приблизиться..."

Оказалось, что напугал их обрубок старого дерева. Посмеялись над собой и добрались до заветной вершины.

На вершине установили свой памятный знак

На самой вершине участники экспедиции расчистили геодезический знак 1937 года и убрали сгнившие деревья, а заодно обнаружили кованые штыри, видимо, от прежней вышки. После этого установили свой памятный знак.

Пётр надел там рубаху из льна, купленную на рубеже веков в Белозерске, и подпоясался поясом важинских мастериц, а в кармане были руны из Кондушей...

"Для меня это было важно! – пояснил он. – И открою свой секрет, на пути я просил у Мец Ижанда разрешения на покорение вершины Ленинградской области, поэтому был уверен, что с нами ничего плохого не случится".

И не случилось, потому что этот самый Мец Ижанд – хозяин вепсского леса, герой многочисленных легенд и преданий – оберегает путешественников, покорителей вершин и исследователей, если они приходят в его владения с добрыми намерениями.

Евгения Дылева

Фото: Пётр Васильев и члены экспедиции