Сергей Шабанов: Электронные сертификаты избавят людей от сложностей получения технических средств реабилитации

Системных изменений омбудсмен добивался на протяжении нескольких лет

Федеральный центр поддержал инициативу омбудсмена Ленобласти Сергея Шабанова. Речь идёт о системных изменениях в социальной защите людей с инвалидностью – они получат возможность приобретать технические средства реабилитации (ТСР) с помощью электронных сертификатов.

Что надо было исправить

Уполномоченный по правам человека в Ленобласти в течение нескольких лет (с 2016 года) добивался изменения ситуации, при которой россияне, имеющие право на технические средства реабилитации, либо не могли его реализовать, либо получали ТСР ненадлежащего качества.

Предоставлять ТСР в рамках индивидуальных программ реабилитации (ИПР) – обязанность Фонда социального страхования РФ. Но многочисленные жалобы свидетельствовали о том, что часто эти обязательства нарушались.

Например, жителю Кингисеппа за три года «недодали» подгузников в количестве 1440 штук. Жительнице Волхова Е. в течение двух лет «задолжали» более 800 пеленок. Ребенку из Тосно с заболеванием ДЦП требовались ортопедическая обувь, туторы (изделия для фиксации сустава) и аппараты (изделия для улучшения функции конечности) на обе ноги.

«Заявка была подана в марте, по состоянию на конец года в ответ тишина. У сына интенсивный рост, прежние средства реабилитации малы, срочно требуются новые», – сообщили Уполномоченному родители мальчика.

«Перечисленное – «капля в море», жалобы исчислялись сотнями. В своих обращениях к омбудсмену люди жаловались на недополучение ими подгузников, противопролежневых матрасов, урологических прокладок, ортопедической обуви, калоприемников и сопутствующих защитных средств. Инвалиды по зрению сетовали на то, что их не обеспечивают белыми тростями, глазными протезами, специальными бытовыми приборами, облегчающими жизнь слабовидящих людей (тонометр с речевым выходом, часы наручные с синтезатором речи, мобильный телефон с увеличенной клавиатурой)», – отмечают в аппарате омбудсмена.

Причём законом не предусматривалось обеспечение россин ТСР за предыдущий период в том случае, если происходил сбой, и положенное им не предоставлялось.

Не пропустите

Как поправили законодательство

Изменить это удалось, благодаря поправкам, внесённым в 181-й федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации». Документ был принят 22 декабря, а спустя неделю, его подписал Владимир Путин.

Основой для этого стал предложенный Сергеем Шабановым вариант изменения системы – выдача сертификата с внесенным депозитом, дающим инвалиду право приобрести ТСР самостоятельно. Не сразу, но с течением времени изменения законодательства поддержала Госдума и Минсоцразвития РФ.

Смысл изменений омбудсмен объясняет просто: начиная с сентября 2021 года, когда закон вступит в силу, инвалиды смогут получать электронный сертификат с гарантированной адресной суммой, на которую можно приобрести необходимую модель ТСР.

Актуальный комментарий

«В нашей стране насчитывается примерно 12 миллионов людей с инвалидностью. Почти 130 тысяч из них – жители Ленинградской области. Многим из них нужны технические средства реабилитации. И обновлённый закон позволит решить множество проблем, – отмечает Сергей Шабанов. – Люди больше не будут испытывать унижение, буквально выпрашивая у ФСС положенные им подгузники, трости, противопролежневые матрасы, инвалидные коляски… Сертификаты защитят людей от всех факторов, из-за которых они недополучали ТСР (недостаточное финансирование из бюджета, неисполнение обязательств поставщиком, сложности в проведении закупочных процедур, особенно во второй половине года и так далее). Теперь инвалиды и их родственники смогут приобрести конкретные технические средства реабилитации, а не будут довольствоваться закупленными по минимальной цене в рамках 44-ФЗ, как правило низкокачественными товарами».

Процесс реабилитации требует огромных усилий не только от человека – на это должна быть настроена система вспомогательных средств и действий. В этом уверен омбудсмен, поэтому и добивается перемен.

Евгения Дылева