Без срока давности: родные ищут хоть какие-то следы пропавших узников Свирлага

С открытия «архипелага смерти» прошло почти 90 лет, но поиск не остановлен

Система ГУЛАГов тысячами перемалывала, уничтожала людей. Истории смерти узников до сих пор скрыты под толщей времени – гриф «Секретно» закрывал путь к какой-либо информации. Но до сих пор семьи погибших не оставляют надежды найти хоть какие-то следы, узнать, что случилось с близкими… Хотя с открытия Свирлага прошло почти 90 лет (он был открыт в сентябре 1931-го и просуществовал не меньше семи лет – точная дата закрытия «затерялась»), не останавливают поиск родные Павла Епифанова, следовавшего сюда по этапу из Коми.

Реабилитирован… посмертно

Этот человек был арестован и осуждён на десять лет в феврале 1933 года, а реабилитирован посмертно только спустя 32 года. Место захоронения и обстоятельства смерти, родным до сих пор неизвестны. Но большие надежды они возлагают на то, что недавно найденные в Ленинградском областном государственном архиве (Выборг) и рассекреченные документы прольют свет на подробности гибели многих узников.

Известно ещё, что причиной ареста Павла Степановича (а «чёрный воронок» прибыл, когда ему было больше 50 лет) стало то, что в годы Гражданской войны принял сторону белогвардейцев. Позже он вступил в партию, но по этой причине был исключён и репрессирован.

Обращение к тем, кто что-либо знает

«Заключенные и сотрудники оставались здесь вплоть до оккупации Присвирья. Десятки тысяч остались в нашей земле навсегда тайными захоронениями, а их близкие и в новом веке пытаются хоть что-то узнать о судьбе не вернувшихся после ареста родных. Будем признательны вместе с ними, если кто-то поделится дополнительной информацией с копиями документов о политических заключенных Свирлага, отбывающих здесь свой срок после 1933 года», – такой призыв размещён на портале «Свирские берега».

Сообщается также, что среди узников были и беглецы, а кто-то умирал во время этапа, потому-то и разобраться в судьбе того или иного человека сложно.

Не потерять правду

Поисками занялась внучка Павла Степановича – Валентина Ермошкина (Епифанова) и родственница по материнской линии Ольга Шумова-Куликова.

«Горько сознавать, что ничего не знала о судьбе Павла Степановича. До недавнего времени известно было только его имя – по отчеству своего отца. Расспросить о том, что с ним стало, давно не у кого», – объясняет внучка.
Не пропустите

В УФСБ по Архангельской области родным репрессированного удалось получить копию уголовного дела. А обращение в архив ИЦ МВД Коми помогло узнать, что этого заключенного из Котласа отправили в Свирлаг. Но, к сожалению, запрос в Информационный центр Ленобласти тоже оказался безрезультатным – сведения отсутствуют.

«Были и следующие запросы. А подтвердилось только то, что Павел Епифанов умер в заключении, но дата и место неизвестны, – рассказывает житель Присвирья, краевед и писатель Пётр Васильев. – Стараемся хотя бы по крупицам собирать сведения о том времени, чтобы не потерять правду».

Что верно, то верно: нельзя потерять правду, потому что незнание или неверное толкование фактов – неумение, оглядываясь назад, делать выводы, сильно вредит будущему: история беспамятства не прощает.

Евгения Дылева

Фото: Архив Ленинградской области, Пётр Васильев