Сохранение памяти: как поисковики возвращают утраченные имена героев битвы за Ленинград

90-й отдельный специальный поисковый батальон ЗВО продолжает находить военные экспонаты, а также восстанавливает имена погибших героев.

Накануне 77-й годовщины освобождения Ленинграда от немецко-фашисткой блокады 90-й отдельный специальный поисковый батальон ЗВО получил президентскую награду. Издание «Невские Новости» побывали в гостях у поисковиков и узнали, как восстанавливают утраченные имена героев битвы за Ленинград.

«Война не закончена, пока не захоронен последний солдат» – такой девиз одной из уникальных воинских частей России. Как рассказал командир первого взвода поиска первой поисковой роты, старший прапорщик Василий Бойко, он попал в этот батальон судьбоносным случаем.

«Я тогда даже не имел представления о поисковом деле. Была реформа командного состава. Лейтенантов заменили прапорщиками. Так я попал сюда по распределению. Теперь это моя жизнь. Хотя по началу было психологически непросто. Не каждый сможет работать с останками и относиться к этому должным образом», – пояснил он.

Невские Новости/Никита Нестеров

На территории батальона, который расположен рядом с ж/д станцией Мга, старший прапорщик показывает заброшенные казармы, доставшиеся еще от военных железнодорожников. А за ней – изогнутый металлический щит с надписью: «Война не закончена, пока не захоронен последний солдат»

Место расположения части выбрано не просто так: именно в районе Мги проходили ожесточенные сражения Ленинградской битвы.

В действующей казарме есть целый музей, который своими руками создали военнослужащие. Благодаря стараниям старшего прапорщика Бойко, скоро там появится полноценный истребитель времен Великой Отечественной войны. Сейчас его уже собирают в Шлиссельбурге.

«За прошлый год мы нашли восемь экземпляров. Скоро соберем из них один самолет. Он будет стоять в нашем музее как экспонат, как памятник защитникам ленинградского неба. Конечно, летать машина не сможет, но внешне будет смотреться как новенькая», — добавил Василий Бойко.

В музее при части также выставлено советское и немецкое оружие, боеприпасы, униформа, вещи солдатского быта и другие артефакты военных лет. Но самым интересным экспонатами оказались средства личной гигиены и емкости с одеколоном, которые по прошествии стольких лет все еще хранят свой запах.

Невские Новости/Никита Нестеров

Восстановление памяти и имен

Как рассказал рядовой поисковик Александр Маренков, самое трогательное — найти именную вещь погибшего красноармейца с личной подписью. В этом случае установить имя погибшего героя получается быстрее.

«Есть кому передать останки, вещи. Я как-то нашел дочь воина, которого мы подняли. Останки — это не какой-то объект абстрактного исследования — это человек. В этом и сложность военной археологии, — рассказал Александр Маренков. – Здесь нужна особенная методика, включающая протоколирование эксгумации, специальные формы хранения и последующего погребения этих останков. Тут нужно соблюдать процедуры».

Между тем, старший прапорщик Василий Бойко вспоминает, как вел раскопки на месте казни гражданского населения нацистами:

«Позвоночник самого маленького ребенка из числа расстрелянных помещался в ладошке. Там были и дети, и старики, но именно дети вызывают неподдельное чувство ужаса. Со временем уже привыкаешь к такой работе, относишься не так эмоционально. Но некоторые моменты всегда вызывают отдельные чувства».

В музее также есть авиапушки, которые установят на почти собранный штурмовик и диораму. А еще в экспозицию вошли противотанковые ружья и пулеметы. Весь арсенал, выставленный в музее части, для стрельбы не пригоден.

Отметим, что на сегодняшний день, по разным оценкам, останки около двух, а то и более, миллионов красноармейцев до сих пор числятся пропавшими без вести.

Фото: Невские Новости/Никита Нестеров