Феномен 47-го, или четыре причины, по которым Ленобласть не участвовала в незаконных массовых акциях

Ситуацию рассмотрела директор экспертно-аналитического центра «Северо-Запад», социальный технолог и эксперт Центра ПРИСП Екатерина Колесникова

Директор экспертно-аналитического центра «Северо-Запад», социальный технолог, эксперт Центра ПРИСП Екатерина Колесникова рассказала, почему жители Ленинградской области не приняли участие в незаконных массовых акциях, которые прошли в городах России в минувшую субботу, 23 января.

Не пропустите

Эксперт отметила четыре основных фактора, которые повлияли на сложившуюся ситуацию, сделав Ленобласть одним из регионов, где не было активностей вовсе или они были очень малозначительными.

«Первое и, пожалуй, главное – соседство с Санкт-Петербургом, – отмечает Колесникова. – Вполне логично, что любые массовые федеральные протестные активности жители Ленобласти ездят выпускать в мегаполис по соседству. Кроме того, в Ленобласти нет настолько крупных городов, чтобы локализовать людей в одном месте, а акции, на которые придут 10-15 человек, не интересны ни кураторам, ни участникам».

Екатерина Колесникова отмечает, что важную роль в количестве участников митингов играет психологический фактор – невозможность «потеряться в толпе» говорит о том, что люди не готовы открыто и от своего имени говорить о недовольствах.

Не пропустите

Второй важный момент – отсутствие региональной столицы, которое обязывает местные власти работать с повышенной активностью, в том числе – по части работы с незаконными массовыми акциями на местах.

«У них нет возможности прикрыться тем, что их города настолько населены, что уследить за всем невозможно. Большую часть реальных активистов в муниципальных районах знают лично, а значит, те опять-таки несут персональную ответственность на местах», – отмечает социальный технолог.

Еще один важный момент, повлиявший на отсутствие в Ленинградской области незаконных массовых акций связан с отсутствием штаба Навального.

Эксперт отмечает, что подчиненные блогера-оппозиционера посчитали организацию штаба в Ленобласти нецелесообразной, в том числе – из-за большого количества районов. Отсутствие штаба и стало причиной невозможности координировать работу людей на местах.

Не пропустите

Четвертая причина, по которой массовые незаконные акции в Ленобласти не состоялись – стабильная работа корпуса внутренней политики и губернатора Александра Дрозденко.

Екатерина Колесникова отмечает, что в регионе протестные активности настроены не на борьбу «со всем плохим», а имеют перед собой вполне конкретные задачи:

«Люди привыкли чётко обозначать свои проблемы – личный пример им не раз показывал губернатор. К тому же, самые актуальные проблемы региона — долгострои, отсутствие инфраструктуры, экологические проблемы и не только – всегда находятся на личном контроле у Александра Дрозденко и его внутриполитического блока, а местные СМИ всегда представляют точные расклады по проблеме, а не пиар-кампании с проправительственными выступлениями».

Тут стоит отметить, что жители Ленинградской области всегда выражали публичный протест по конкретным причинам – строительства «Балтийского зернового терминала» в бухте Батарейная или ввоза мусора из Санкт-Петербурга.

При этом региональная власть оперативно реагировала на запросы общества: летом 2020 года глава региона отозвал разрешение на строительство, а соглашение о создании единой концепции в сфере обращения с отходами позволит в кратчайшие сроки закрыть «мусорный вопрос».

Не пропустите

Директор экспертно-аналитического центра «Северо-Запад» отметила, что в большинстве своем люди вышли на протестные акции 23 января не «за конкретного человека», а «против местной власти» у людей появилась возможность выразить свое недовольство окружающей их действительностью, заявить о необходимости открытого диалога с властью.

У жителей Ленинградской области острой нужды в этом не было. Во-первых, с точки зрения политики регион является однородной территорией – здесь у всех равные экономические условия, распределение качественной инфраструктуры, а также социально-бытовое положение. Словом, ленинградцы не испытывают ощущения «классового неравенства», если смотреть в региональном разрезе.

Все эти факторы положительно влияют на общественно-политическую ситуацию и социальное самочувствие населения. В Ленинградской области качественно выстроено медицинское обеспечение граждан, непрерывно идет технологическое развитие и успешная реализация инвестиционных проектов, которые также повышают уровень жизни в регионе.

«Эти и многие другие показатели в совокупности формируют благополучный фон, исключающий народные настроения по принципу "здесь и сейчас", а также исключает интерес местных жителей к "чужим" проблемам, – объясняет Екатерина Колесникова. – Что касается утверждения, что несогласные с властью жители Ленинградской области поехали протестовать 23 января в Санкт-Петербург – вполне вероятно. Но помимо жителей 47-го региона, в несогласованной акции могли принять и жители Псковской или Новгородской области. Недовольные чем-либо есть везде и всегда. Мы не можем существовать в стерильном вакууме».


Фото: Online47