Пилот да не тот: что не так с раздельным сбором отходов

Online47 попробовал разобраться, почему жалобы на несознательность граждан при раздельном сборе мусора особого сочувствия не вызывают


Пилотную проверку на готовность к осознанному раздельному сбору мусора мы проходим … не так чтобы очень хорошо. И тут, конечно, можно в очередной раз огульно махнуть: люди, мол, у нас такие-сякие, и вообще…

А можно чуть подумать – что и сделал Online47.

Лужский разрез

Состоялся у нас недавно короткий разговор с хорошей знакомой из Луги.

Спрашиваем: «Как там у вас с экспериментом по раздельному сбору мусора? В сети разное говорят…»

А она нам отвечает:

«Знаю, но лично я очень радуюсь: у нас стоит контейнер, мы туда пластиковые бутылки складываем – и чуточку приятней себя чувствуем. Всё-таки в хорошем деле участвуем. Моя мама, даже когда эти контейнеры не везде ещё были, специально отправлялась туда, где они стояли – у нас в семье так».

Но мы решили поинтересоваться, как оценивает первый опыт раздельного сбора отходов Регоператор ТКО.

И оказалось, что там про Лугу впечатления совсем другие. В полученном ответе - откровенная жалоба на лужан. Которые, как сообщается, в массе своей мусор разделяют из рук вон плохо, да ещё и контейнеры куда-то утаскивают.

При этом каждый тип как бы отдельно собираемых отходов – а это пластик и стекло - содержит недопустимые для передачи в переработку объемы примесей совсем другого мусора. И теперь собранные отходы придётся опять сортировать, и только потом перерабатывать.

Причём, так оно, вроде бы не везде.

Регоператор даже особо подчеркнул, что в Кингисеппе и Ивангороде, к примеру, эксперимент по раздельному сбору даёт более позитивные результаты: здесь засор отходов составляет всего 4-5%, пластик и стекло напрямую направляется переработчикам.

Опять же вот в Сланцах контейнеры для раздельного сбора отходов начали устанавливать. Посмотрим, как там люди поступать будут...

Но неужели лужане - самые несознательные?

«К сожалению, в данный момент, учитывая также пропажи контейнерных баков, опыт проекта по раздельному сбору в Луге нельзя назвать успешным. Мы призываем жителей поддержать инициативу губернатора Ленобласти Александра Юрьевича Дрозденко, и ответственно отнестись как к сохранности баков, так и правильному складированию соответствующих отходов. Полученный опыт в рамках пилота ляжет в основу принятия решения о дальнейшем масштабировании в других районах области» – говорит генеральный директор регионального оператора Ленобласти Антон Бучнев.

И тут у нас какой-то когнитивный диссонанс случился. Ведь точно никто с нами не лукавит – ни наша знакомая, ни гендиректор… Фото опять же… А говорят разное!



Надо разобраться.

Информация к размышлению

И только мы решили разобраться, как нам на редакционную почту пришло ещё одно письмо. Милый такой пресс-релиз одного предприятия в Ленинградской области, в котором указывается, что оно, предприятие это, за всё хорошее, а потому приглашает жителей региона… привозить им пластиковые бутылки. Ну, а чего: раздельный сбор отходов – это же тренд!

И тут, надо сказать, мы сразу вспомнили одну из бесед с совсем недавно, увы, скончавшимся академиком РАН. В самом начале декабря минувшего года доктор технических наук Леонид Вайсберг без обиняков высказывал нам свою позицию:

«Все очень просто. Все эти … хотят без малейших усилий и затрат продавать мусор и зарабатывать на этом, а всю работу за них делаем мы с вами. Мы отсортируем, мы принесем, а эти псевдо-экологи за это получают деньги. Это очень выгодная схема»…

Вспомнить-то мы вспомнили, но ясности в возникший диссонанс это не внесло – только вопросов добавилось.

Не пропустите

Мухи - отдельно, котлеты – отдельно

И всё же попытаемся разобраться.

Можно ли утверждать, что раздельный сбор мусора – это сплошная бизнес-идея, завёрнутая в экообёртку?

Мы – не академики, мы так жёстко говорить не возьмёмся.

Более того, наше уже вполне себе экологическое воспитание – кто ж не хочет поберечь природу? – прямо сопротивляется такому взгляду на вещи.


Но то, что бизнес-интересы здесь - очень близко, это очевидно.

А раз так, значит, выплывает закономерный вывод: если переработка мусора – это бизнес, то производителя вторсырья, то есть нас с вами, нужно действительно как-то включать в мотивационную цепочку.

Или, как минимум, не утруждать.

А, извините, не эксплуатировать добрые чувства, и не приглашать за свой счёт везти отходы на переработку.

Если же речь идёт о том, чтобы реализовать масштабный проект по быстрому и решительному избавлению от мусорных безобразий в масштабах всей страны, и для этого требуется помощь всего населения – так надо так и говорить.

А, извините, не жаловаться на чью-то несознательность.

Причём, важно понимать: если речь идёт о помощи – то она ведь только добровольная должна быть.

Может быть, всё-таки попробовать заявительный вариант: есть заявка из двора, ставится особый контейнер. Нет – ну… работайте с людьми, разъясняйте.

Мотивируйте, в конце концов!

Только не ставьте перед фактом, как в том анекдоте: «Хватит жить, как попало, будете жить, как придётся».

В чистом остатке

Анастасия Илюшина


В сухом, - то есть чистом – остатке у нас получается следующее.

Есть факт: по предварительным оценкам, только по Санкт-Петербургу и Ленинградской области понадобится более 1,5 млрд рублей на то, чтобы установить контейнеры для раздельного сбора отходов.

Есть логика: обеспечить масштабную и качественную переработку отходов «в ноль» могут только крупные современные предприятия-переработчики. А, как напоминал тогда же, в декабре, Юрий Шевчук, председатель общественного экосовета при губернаторе Ленинградской области.

«Чем богаче руда, тем выгоднее ее перерабатывать – это вам любой горняк скажет. Так и с мусором. Многие технологии предусматривают переработку богатых различными фракциями отходов, а не отдельных отсортированных фракций. учитывать».

Может, надо ещё хорошо подумать и посоветоваться с инвесторами и специалистами: а на какое сырьё переработчики рассчитывают? Точно им нужно по дороге пластик со стеклом терять?

А экологической ответственности наших хороших людей - и в Ленинградской области, и везде – просто дать возможность реализовываться чаще и системнее. И рядом с домом, и в лесах. и на водоёмах.

Да, это совсем другая работа. Зато – без диссонанса.


Наталья Старичкова


Фото: Анастасия Илюшина