Зима или выпускной: нюансы российско-немецкой конференции, удивившие Online47

Событие, которого не должно было быть по "погодным" условиям

Итак, сегодня состоялось событие, которое, по идее, не должно было состояться – конференция по стратегическому сотрудничеству между Россией и Германией.

Не должно, потому что сами участники с немецкой стороны то и дело демонстрировали образное мышление, говоря о нынешних отношениях между Россией и Германией: то с холодной зимой сравнивали, то холодным миром называли.

Какое бы тут стратегическое сотрудничество?

А если учесть, что именно сегодня в Москве - очередной раунд судебного заседания по берлинскому пациенту, то сам факт проведения этой конференции Российско-Германской внешнеторговой палатой тянет на сенсацию.

Online47 вслушался - и отметил нюансы.

Берлин-Москва: зима

Для начала отметим, что Конференция эта стала восьмой по счёту, и особенной уже хотя бы потому, что проходила в онлайн-формате.

В этом были свои плюсы – и участников, хоть и удалённых, было почти полторы тысячи, и затраты в разы меньше, и время для участия важным спикерам выкроить проще.

Но были и минусы: в онлайн-формате кулуарных разговоров не бывает, а значит, и острые углы, и позитивные сигналы в одной и той же публичной речи надо как-то соединять.

И тут немецким участникам не позавидуешь.

Потому что кто-то - председатель правления Российско-Германской внешнеторговой палаты и глава Московского Представительства Объединения Торгово-промышленных палат Германии Маттиас Шепп, например – просто уходил в аллегории:

"Я проснулся сегодня на окраине Москвы и увидел, что на градуснике - минус 25 градусов. Минусовая температура – это печальная аллегория для российско-германских отношений".

Кто-то – кажется, федеральный министр экономики и энергетики Германии Петер Альтмайер - ловко использовал ассоциацию с известным словосочетанием «холодная война»:

«Мы переживаем холодный мир между Россией и Германией».


Ловко – потому что про то же самое, вообще-то, но вроде бы и не так страшно.

Умом не понять

А посол Германии в Москве Геза Андреас фон Гайр вообще проявил особую грациозность: говоря о надежде на перспективу развития отношений между Россией и Германией, он вдруг сказал что-то вроде

«Я в Москве вижу, как здесь умеют быстро убирать снежные заносы, и это вселяет в меня надежду, что и снежная зима в наших отношениях так же вот быстро будет убрана».

Не ручаемся за точность цитаты – перевод всё же, и со слуха – но вот за верность передачи смысла не переживаем.

И если вам показалось, что задача «быстро убрать зиму из отношений» германская сторона возлагает почему-то на Москву, а не на Берлин – так вам не показалось.

И при этом все выступающие на голубом, истинно немецком, глазу полагали, что это нормально: сначала спеть ритуальную песню о нарушениях прав человека в России, повторить про боевой отравляющий газ «Новичок» и несчастную чудесно выздоровевшую жертву его, которую теперь ещё и - о, ужас! – судят, а потом - в этой же речи! – сказать что-нибудь про то, что в России сейчас работают и зарабатывают около 5 тысяч немецких компаний, которые ни в пандемию из России не ушли, и сейчас не рвутся.

Тут, конечно, впору задаться вопросом, кого ж теперь умом не понять, но пока ещё рано.

Потому что сначала нужно вспомнить перл от доктора Райнера Зеле, который был просто очарователен, говоря о действиях США, направленных против Северного потока-2:


«Если вы хотите водить санкции против России – пожалуйста, фокусируйтесь на России. Не надо допускать, чтобы они затрагивали и европейские компании!».

Ну, вот теперь уже можно и изумляться.

Москва-Берлин: выпускной

Что касается российской стороны, то, если уж продолжать образы, то у России с Германий случились то ли каникулы, то ли вообще – выпускной.

Во всяком случае, посол России в Германии Сергей Нечаев без витиеватостей напомнил всем участникам конференции:

«Германии надо понимать: Россия, какому бы давлению она не подверглась, решительно не приемлет поучения и любые попытки вмешаться в наши внутренние дела».


И всё.

А кто чего не понял – ну, переслушайте Сергея Лаврова.

И вот на всём этом многослойном, конечно же, торте Конференции, особыми вишенками выглядят парочка-другая вопросов, которые организаторы припасли для участников панельной дискуссии по энергетическому сотрудничеству.

Первый вопрос – зацените установку! -

«Как вы считаете, очень успешное энергетическое сотрудничество между Россией и Германией, а до этого - между Советским Союзом и Германией - должно ли оно продолжаться и в 21 веке?".

То есть, кто-кто, а немецкий бизнес почти 60-летнюю историю энергетического сотрудничества с СССР-Россией ценят очень высоко, и прямо-таки грубо намекают, что рассчитывают на него и впредь.

А второй вопрос, который хотелось бы особо отметить, был задан только российским участникам – прежде всего, губернатору Ленинградской области: что-то о том, не боится ли Россия вообще, и Ленинградская область в частности энергетической стратегии Европейского Союза? Имелась в виду ставка на чистую энергетику.

Не пропустите

Александр Дрозденко отчего-то пугаться не стал, а сообщил, что если чего европейцам не надо – энергия ЛАЭС, к примеру, то она очень пригодится и самому региону, поскольку он очень сейчас бурно развивается.

А если говорить про трубу Северного потока 2, то это, вообще-то, инвестиции не только в топливо сегодняшнее, но и завтрашнее:

«Это как дорога, по которой сегодня едет автомобиль на бензине или дизеле, а завтра может поехать электромобиль», - сказал Александр Дрозденко..

И, что называется, «полирнул»

«Да, мы обязательно должны учитывать стратегию соседей. Но также мы должны учитывать и то, что мы можем предоставить другие, альтернативные виды энергетики».

То есть России и было, и будет, что предложить европейским странам такого, от чего невозможно отказаться.

Тем более, что – как успел сказать на Конференции Денис Мантуров, министр промышленности и торговли Российской Федерации,

«В ваше стране уделяется больше внимание водородной энергетике. Мы готовы к сотрудничеству. Мы планируем включить водородные технологии в перечень приоритетных в инвестиционных предложениях и отечественным компаниям, и зарубежным».

Просто стоит учесть, что исходных компонентов для применения этих технологий в России опять же немеряно.

И немцы, похоже, это уже просчитали.

Недаром же они спросили Александра Дрозденко

«А не потечёт ли в будущем по трубе Северного потока-2 водородное топливо?».

Может, и потечёт. Если договоримся.

Наталья Старичкова


Фото: Валентин Илюшин