В стране невыученных уроков: что такое ВПР и кто больше боится проверочных работ – учителя или дети

Нельзя допустить, чтобы проверка знаний стала простым механическим тестированием

Помните, как «В стране невыученных уроков» разъярённая корова гналась за двоечником Витей Перестукиным с воплями: «Фигушки, я плотоядная, хищник!» А Витя её с ужасом убеждал: «Корова, ты же должна есть траву!» Чем не проверка знаний? Только не в теории, а на практике.

Что же касается ВПР, то это как раз – теория, и спорный вопрос: кто больше их боится: учителя или дети. Online47 узнал, как будет проходить проверочная «страда», что думают о ней проверяющие, проверяемые и эксперты.

Что такое ВПР

Говорят, что Всероссийские проверочные работы (ВПР) – это не аналог ЕГЭ, а способ выяснить уровень знаний предметов в конкретной, отдельно взятой школе. А ещё, что оценивается соответствие знаний учеников школы федеральным государственным образовательным стандартам (ФГОС), и результаты такой проверки не отразятся на текущих, четверных и годовых оценках. Но так ли это в самом деле – вопрос.

Особенности ВПР-2021

Проверочные работы во многих российских школах уже начались. В Ленобласти (пока в тестовом режиме), с 1 по 26 марта ВПР пишут ученики десятых-одиннадцатых классов 268 школ региона. Проверяются знания двух-трёх предметов. Десятиклассникам предстоит выполнять работу по географии.

Ученики четвёртых-восьмых классов приступят к ВПР 15 марта, и проверочный «марафон» продлится до 21 мая. Почему так долго? Говорят, чтобы всем, кто вовлечён в этот процесс, было легче переносить нагрузки. Каждая школа определяет даты самостоятельно.

К особенностям этого года организаторы ВПР относят:

– обязательное для учеников 6 и 8 классов выполнение работ по русскому языку и математике (по другим предметам – «на основании случайного выбора»);

– для 7 класса будет предложено два варианта работы по биологии (в одном – вопросы по анатомии, в другом – в зависимости от учебника, по которому дети учатся в конкретной школе).

Кого пугает нашествие «хищных коров»

Учителя, говоря о ВПР, округляют глаза, и вне школьных стен признаются, что этих работ боятся больше, чем ученики. Почему?

«Если дети в основной своей массе пишут плохо ВПР (да и ЕГЭ, по большому счёту это касается), кому можно смело ставить двойку? Правильно, учителю. Не сумел, не справился, – объяснила Online47 педагог, не пожелавшая разглашать своё имя. – Вот почему учителя нервничают и усиленно натаскивают своих перед проверочными работами. Сверху нам говорят, что этого делать не надо, но на поверку выходит, что натаскиваем. Причём так поступают не только молодые, но и предметники со стажем, руководствуясь старым принципом: как бы чего не вышло».

Детей не пугает «нашествие «хищных коров». Говоря о ВПР, они чаще всего пожимают плечами: ну, напишу плохо, и что из того – каждый день можно нарваться на двойку.

Не пропустите

Отменить нельзя оставить

Сторонники проверочных, в частности, глава Рособрнадзора Анзор Музаев уверен в том, что ВПР нужны «не для оценок, а для диагностики знаний», для возможности до конца года ликвидировать пробелы.

Больше того, говоря о будущем таких работ, обещают, что процесс будет полностью переведён на «цифру» и призывают к проверочным относиться, как к обычным контрольным работам.

«В образовании постоянно экспериментируют. Это наверно неплохо, но лишь бы действительно не доэкспериментировались до «хищных коров» и отчаяния школьников: мол, остановите детство, я сойду! – беспокоится доктор педагогических наук, автор ряда книг по возрастной психологии Владимир Зиновьев. – По сути, ведь каждая рядовая контрольная – это проверка и способ определить те самые пробелы, о которых говорят применительно к ВПР. А в целом успех учёбы зависит от возможности и умения учителя верно оценивать уровень знаний и потенциал конкретного ученика, начиная с первого класса. Ну, а понятия «сильный класс» – «слабый класс» – это уже вторично».

В этом, судя по всему, эксперт прав. Если всерьёз оценивать целесообразность ВПР, надо всё-таки разобраться, где ставить запятую в утверждении: «Казнить нельзя помиловать». Не раз звучало мнение о том, что недопустимо, чтобы проверка знаний стала простым «механическим тестированием», к тому же отягощённым дополнительной психологической нагрузкой на детей, учителей и родителей. Не просто запоминать, а думать – не в этом ли смысл учёбы?

Евгения Дылева

Фото: Валентин Илюшин/Online47