«Мы понимаем боль людей – и действуем интенсивно»: Борис Марков о ежедневной работе по защите прав дольщиков

На сегодняшний день в Ленобласти порядка 20 тысяч обманутых дольщиков, причем только 10% – жители 47 региона

На сегодняшний день в Ленинградской области 204 проблемных объекта жилого строительства и порядка 20 тысяч обманутых дольщиков. При этом в позапрошлом году был изменен подсчет – он стал более строгим: теперь в реестр попадает каждый объект, по которому сроки просрочены на полгода. И работа по защите прав пострадавших участников долевого строительства ведется ежедневно.

Об этом в ходе встречи с руководителями СМИ и журналистами сегодня, 7 апреля, рассказал прокурор Ленинградской области Борис Марков.

«Нельзя, может быть, это говорить, но я скажу. Я специально проанализировал: из 20 тысяч дольщиков, которые у нас есть на сегодняшний день, только 10% – жители Ленинградской области. Мы за счет бюджета, в том числе федерального, достраиваем объекты, в которые вложили средства люди из Челябинска, Санкт-Петербурга, Сибири», – отметил прокурор.

По мнению Бориса Маркова, дольщики – это самая тяжелая тема. И только благодаря совместной работе с комитетом по градостроительству, правительством Ленобласти и взаимодействию с федеральным Фондом по защите прав дольщиков в прошлом году по 54 объектам были приняты решения либо о выплате денежных средств, либо о достройке. Выплачено уже порядка трех миллиардов рублей.

«На сегодняшний день документы по 126 из 204 объектов лежат в Фонде, который должен принять решение: достраиваем или выплачиваем. При этом если раньше средства бюджета федерального и областного делились пополам, то сейчас эта пропорция изменена: 70% – область, 30% – федеральный бюджет. Это разница в 9 млрд рублей, что соизмеримо бюджетным тратам на образование, – подчеркнул прокурор Ленобласти. – Есть проблема и очень серьезная. И был вопрос, как можно эту разницу ликвидировать. Ни у нас, ни у правительства нет сейчас задачи более важной, чем движение по выполнению вот этих принятых программ. Говорю «у нас», потому что считаю это своей, личной проблемой – я понимаю, что такое, когда гражданин прожил жизнь, скопил деньги, вложил, чтобы себе жизнь улучшить и, может быть, детям и внукам оставить, а в результате, мягко говоря, ноль, еще и кредиты. Мы понимаем эту боль, и именно поэтому так интенсивно действуем».

Однако есть и такие ситуации – исключительные, но все же, – когда у людей по пять, шесть, десять квартир. И деструктивные силы порой объединяют такое недовольство обманутых дольщиков и устраивают пикеты, говоря: «отдайте сейчас, мы требуем, вы ничего не делаете...».

«Мы делаем, мы очень много делаем. Но и казна не безразмерна, и наши возможности имеют определенные размеры, – конкретизировал Борис Марков. – Но мы уделяем этому внимание ежедневно, контролируем все стройки, работа идет. Это самая глобальная по сумме, по количеству потерпевших людей тема, и мы от нее не отступим, будем делать все возможное».



Фото: Валентин Илюшин/Online47