Жили-были дед, да баба: приживётся ли в школьной программе новый курс семьеведения

Надо ли объяснять детям, почему дальше свадьбы и сказочники не хотят заглядывать

В новом учебнике по обществознанию появился новый раздел – «семьеведение». На встрече с думским комитетом, занимающимся вопросами семьи, женщин и детей, министр просвещения Сергей Кравцов объяснил, что на уроках будут обсуждаться способы мирного разрешения конфликтов в семье и многое другое. Но о содержании курса и, тем более, «многом другом», пока ничего не известно. Приживётся ли тема в школьной программе, а главное – в головах у детей – вопрос.

Чем пугали в советской школе

Педагогическая мысль, как время, летит по спирали. Поэтому не стоит считать уроки семьеведения чем-то принципиально новым. Одно время ещё в советских школах преподавали «Этику и психологию семейной жизни». И вот как об этом отзываются те, кто слушал, и те, кто преподавал.

«Когда я училась, у нас был этот предмет. Преподавали скудно, неинтересно. Из курса не запомнилось ничего… У нас была экспериментальная средняя школа. А училась я в научном городке».
«Году в 1987-88-м у нас появился этот предмет. Вела учитель биологии. Ничего интересного не рассказывали: пугали беременностью и венерическими заболеваниями. Даже слово «секс» не произносилось. Зато показывали картинки из учебника анатомии… А при этом призывали быть материалистами. Пустая трата времени…»
«Я вела этот предмет году в 1986 году. Уроки строила, как беседы о жизни. Но потом урок об ответственности матери услышала завуч, мягко попеняла, что я отрицаю святость материнства. И часы у меня забрали – заменили другими уроками. Курс этот был неплохой, но тогда всё было слишком политизировано. Говорить можно было только о «борьбе хорошего с лучшим»».

А вот ещё мнение:

«Сама идея не так чтоб идиотична, вообще-то. Психологи давно говорят о том, что сегодняшние родители, появившиеся на свет или на сломе, или сразу после слома эпох, не умеют быть родителями. И не умеют строить семью: их картинки мира хватает только на свадьбу. А то, что семья – это мы, а не я и я – в мозгу не закрепилось».

И реакция на предмет обсуждения:

«Соглашусь. Но при этом прекрасно представляю, что будут объяснять на таких уроках. Слушайся мужа – он в доме главный – спасибо, если не бьет. А не бьёт, значит любит».
Не пропустите

Минобрнауки и «съемневедение»

Разговоры о пользе уроков семейного счастья (или отношений) время от времени возобновлялись. В конце 2017 года, например, в Минобрнауки одобрили целый образовательный курс. Правда уже тогда около 40 субъектов РФ практиковали факультативные занятия, на которых преподавались основы семейной жизни. Но в федеральном государственном образовательном стандарте (ФГОС) такого предмета в числе основных образовательных не было. К слову, тогда не сошлись во мнениях, стоит ли детям объяснять, что такое контрацепция.

Позже, в 2018-м речь зашла об уроках «семейного счастья». Тогда же приводились итоги опроса Российской академии образования – детей старше 14 лет из восьми федеральных округов спрашивали, что для них самое ценное. И, якобы, 72,5% старшеклассников ответили, что семья. На втором месте оказалась любовь (58,4%), на третьем – здоровье (58,4%), и только на пятом – успех.

В 2019 году «наверху» снова заговорили о необходимости обучать детей азам семейных отношений. Причём не только старшеклассников, но и малышей начальной школы. Тут-то и появилось название – «семьеведение», тотчас переименованное скорыми на расправу интернет-шутниками в «съемневедение».

Актуальный комментарий

«Сколько не говори халва, во рту слаще не будет, поэтому «счастье в теории» – странная тема, – уверен доктор педагогических наук, автор ряда книг по возрастной психологии Александр Завьялов. – Если ребёнок видит в собственной семье разлад, разводы мам и пап в ближайшем окружении, а на экране телевизора – «мыльные» сериалы с выдуманными судьбами и по шаблону – «прошла любовь, завяли помидоры», вряд ли поверит семейному счастью из школьного учебника. Тем более, если тему преподаёт учитель, у которого семейная жизнь явно не задалась – если не первоклашкам, то уж старшеклассником об этом чаще всего известно хотя бы из разговоров родителей».

Эксперт напоминает, что детские сказки обычно заканчиваются свадьбой. Дальше сказочники не заглядывают – это «тайна за семью печатями» и для молодожёнов, и для стариков.

«Да и свадьбы теперь – не всегда, и сценарии у семейной жизни – разные, – рассуждает он. – Помните, например, продолжение детской дразнилки: «Жили-были дед, да баба…»? Точно: «дед на бабу рассердился, хлоп по пузу кулаком». Неудачный пример «семейного счастья». Если уроки семьеведения педагоги сведут к нравоучительным разговорам о том, что так делать не надо, и «семейная лодка» не должна «разбиваться о быт», точно будет ужасно скучно. Про контрацепцию и то интересней. Но может не стоит? Во-всяком случае, надо бы обсудить возрастной ценз. А пока содержание курса не слишком понятно, о его вреде или пользе можно только гадать. И только одно очевидно: преподаватель, наделённый собственной семейной историей – счастливой или не слишком – невольно будет наполнять тему личным содержанием. Вероятно, поэтому прежде в школах она не пошла, – считает он. – Но ведь вопрос не только в том, кто и как объясняет. А прежде всего, в том, что маленький человек наблюдает дома, в школе, у друзей и так далее. Вот из чего строится модель отношений».

Вспомнилось, как много лет назад, трактуя образы и поступки героев Льва Толстого, литераторша нам втолковывала: «Все счастливые семьи счастливы одинаково, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». А потом случайно услышали, как она говорила математичке: «Анне-то только уши Каренина не нравились, а мне в моём – много чего...» Какое уж там семьеведение!

Евгения Дылева

Фото: Валентин Илюшин/Online47