Трагедия в Казани: словечко из бреда и три системных вопроса, на которые придётся ответить

Но отвечать будет очень сложно, потому что эти вопросы - к нашей системе координат

Трагедия в Казани – это боль, которая не помещается в сердце. Но это ещё и вопросы, от ответа на которые зависит слишком многое в нашем… даже не завтра – уже сегодня.

Липовая справка

Есть два вопроса, которые первыми взлетают на поверхность сознания, пытающегося удержаться от нервного срыва.

Первый: кто, …. (здесь нецензурно, извините) дал больному на всю голову справку?!

Второй: кто был на входе? Опять бабулечка-вахтёрша?!

Ответ на первый вопрос уже разлетелся по сети веером: что, мол, никто не знает, как эти справки покупаются в ближайшей подворотне?!

Возможно и так.

Только вот, думается, всё ещё хуже.

Для того, чтобы покупать справку о психическом здоровье в подворотне, нужно засомневаться, что её легко и просто дадут в психдиспансере.

Но разве больной на всю голову сомневается, что он здоров?

А значит, с вероятностью в 99, 9% справку казанский стрелок получил официально. А чего? На учёте не состоял – не состоял. О том и справка!

Так что здесь речь нужно вести не о жуликах в подворотне, а о системном сбое: что-то не так в системе заботы о психическом здоровье граждан страны. И ещё более не так – в системе защиты граждан страны от тех, у кого с психическим здоровьем – серьёзные проблемы.

Но, между прочим, изменить эту ситуацию – если вдруг всё-таки ею займутся - будет ой, как сложно. Потому что система психиатрической помощи у нас была либерализирована в 90-е годы одной из первых: все эти страшные истории о «карательной советской психиатрии» до сих пор у всех на подкорке.

Но мы же качнулись в другой крен: теперь нужно сильно постараться, чтобы человека, нуждающегося в помощи психиатра, госпитализировать. Нужно же его согласие, извините. Ну, или уже такие доказательства, что человек опасен себе и окружающим, что… В общем, убьют - приходите.

Так что системный сбой - есть, а решать его в принятой системе координат можно и не пробовать – не выйдет.

Так что: меняем систему координат?


Бабулечки на входе

Бабулечки на вахте – замечательная охрана. Без иронии – правда замечательная. Они всех знают, всё про всех понимают, и они бдительны ни за страх, а за совесть.

Но только – в спокойные времена.

А в нервную эпоху перемен и индивидуального террора от идейных убийц или от психически больных людей, одержимых ненавистью, бабулечки, увы, - не защита.

Но требовать от школ нанимать профессиональную охрану - это всё же выходит за рамки здравого смысла: кто платить будет? А если даже выделят школы деньги, то нанимать надо на конкурсной основе. То есть что? Правильно: победит та охранная фирма, которая дешевле возьмёт. И что тогда с профкачествами сотрудников? Чего ждать?

Так что здесь второй вопрос системный вопрос: кто на самом деле может и должен обеспечить профессиональную защиту наших детей?

RT


И опять здесь вопрос к системе наших координат: мамы и папы – особенно продвинутые в правах и свободах мамы! Вы согласны мириться с неудобствами охранной дисциплины в школе?

Или если такая появится, найдутся те, кто опять начнёт гневаться на «полицейское государство»?

Правда, здесь во весь рост встаёт ещё подвопросик: а кто всё же платить-то будет профессионалам-то?

Но почему-то кажется, что как раз ответ на этот вопрос – самый лёгкий: бюджет Российской Федерации.

Относительно, конечно, лёгкий.

Не пропустите

Словечко из бреда

Но есть ещё один вопрос, который мы просто обязаны не пропустить во всей этой кровавой беде в Казани.

Обратили ли вы внимание на словечко из бреда 19-летнего убийцы – «биомусор»? А ведь это словечко он где-то подхватил. Где-то услышал. И мы все знаем, где. В рунете. Это слово, как уже подметили социологи, становится очень модным в молодёжной среде.

Вы не заметили?

Это же вообще становится модным: делить людей на тех, кто личности, и кто так себе. А кто вообще – не люди. Либо «колорады», а их известно как выводят – огнём, например.

Или «биомусор» - и от него тоже надо «избавляться».

И вот мы уже читаем в криминальных сводках об очередном убийстве группой подростков бомжа. Или просто человека с другим цветом кожи. Сейчас пореже, но всё же.

Но казанский-то стрелок подхватил вирус вообще, так сказать, в планетарно модном формате. Он же вообще-то, вроде как планету спасал. Которой все люди принципе жить мешают.

Он же у нас, если так можно сказать, «до мозга костей зелёный» получился.

Узнаёте?

И вот тут все дороги, как ни крути, ведут к третьему системному вопросу: пропаганда фашизма у нас вроде бы запрещена. А радикальные идеи таких вот зелёных? Разве сам термин «биомусор» - не печать крайней степени человеконенавистнической идеологии?

Но кто рискнёт сейчас её запретить? А?

Нет вывода

Да, вот так – есть вопросы, но нет пока вывода.

Но он нужен – иначе будем и впредь терять людей и хвататься за сердце, в котором не помещается боль.


Наталья Старичкова


Фото: RT/ТГ-канал https://t.me/rt_russian/65385