Психолог рассказал о том, как проходит реабилитация пациентов с наркозависимостью

Как стать НЕзависимым? О химически зависимых людях рассказал психолог Центра социальной реабилитации "Ручей".

Психологи заявляют, что единственный доказанный, эффективный способ лечения зависимости — это участие в группах взаимопомощи.

Обычно такие группы собираются еженедельно и их участники делятся чувствами, мыслями и переживаниями, тем самым помогая друг с другом побороть зависимость. Именно этим занимаются в благотворительной организации «Ручей»: пациенты (в том числе из Ленинградской области) проходят лечение в реабилитационном центре в Псковской области, а далее еще несколько месяцев посещают центр социальной реабилитации в Санкт-Петербурге.

«Философия выздоровления от зависимости очень простая — надо научить человека быть счастливым. Если человек доволен жизнью, зачем ему зависимость? Мы не просто убираем пагубные привычки, мы учим жить счастливо. И у нас это получается!» — говорит Владимир Молдован, руководитель программы психотерапевтического восстановления социальной адаптации «Ручья». Он рассказал газете «PRO-Отрадное» о своей работе и объяснил, почему главный залог успешного лечения — это желание самого зависимого.

— Владимир, как можно попасть к вам на реабилитацию?

— Самое важное — это желание, мы против насилия. Если человек готов выздоравливать и ехать на реабилитацию, то, конечно, мы готовы помочь. У нас есть психолог-консультант, который проводит первичную консультацию. Он рассказывает, какие медицинские справки нужно предоставить, что взять с собой в центр. Как правило, мы направляем пациентов в центр социальной реабилитации в Псковской области на лечение, а после этого «мягко» вводим в социальную жизнь с помощью центра адаптации. Мы также активно сотрудничаем с Ленинградским областным наркодиспансером: проводим там встречи, общаемся с психологами и докторами.

— Сколько времени длится терапия в Псковской области?

— Три-четыре месяца. Потом мы смотрим по состоянию: иногда оставляем на пятый, но очень редко. Как правило, терапия в Псковской области длится три месяца и еще три-четыре занимает постлечебная реабилитация в центрах адаптации Санкт-Петербурга или Пскова. В Пскове реабилитация основана на духовном развитии личности и проводится на подворье Псково-Печерского монастыря, а в Петербурге — большая направленность на психотерапевтическое лечение. Мы смотрим индивидуально, кому какая адаптация больше подойдет.

— Как часто нужно посещать центр адаптации?

— Четыре раза в неделю, с понедельника по пятницу, кроме среды. Зависимые находятся в центре с одиннадцати часов утра до пяти часов вечера — практически целый рабочий день. В каждой группе примерно пятнадцать человек.

— Может ли зависимый человек справиться без социальной адаптации?

— Я считаю, такому человеку нужна постоянная поддержка. Приведу пример. Вы водите автомобиль. Чтобы он работал, вам нужно сделать ТО, сменить резину, залить масло — это и есть постоянная «подпитка». Также и тут: зависимому человеку нужен постоянный контроль. Есть определенные техники и инструменты, которые использует зависимый человек, чтобы глушить свои зависимости и чувствовать себя комфортно. Мы таким техникам учим, ведь зависимость — это болезнь, а любая болезнь поражает весь организм — и психику, и физику. Поэтому важно работать именно с головой.

— Давайте поговорим о подростках. Есть ли превентивные меры, которые помогут им избежать наркотиков в принципе?

— Чтобы подросток стал зависимым, у него должна быть ежедневная мотивация употреблять вещества, а, следовательно, изменять свое сознание. Это значит, что картина мира, которая создается в результате воспитания, его не устраивает. Систему мировоззрения нужно формировать с детства — к сожалению, человечество не имеет идеальной системы мышления, которая бы передавалась из одного поколения в другое. Когда ребенок рождается, его психика представляет собой белый лист. И на этом «листе» взрослые «рисуют» определенные убеждения, то есть каждый формирует ребенка так, как считает нужным. Но у нас нет психологического образования: ребенок не знает, что делать с различными чувствами и как их контролировать. Злость? Грусть? Жалость к себе? Вина? Он не понимает, как с ними работать. Нас научили, что волосы отросли — нужно идти к парикмахеру. А с чувствами-то что делать, кто объяснит?

— То есть, по сути, детям не хватает уроков психологии в школе?

— Можно сказать психологической грамотности. Нужно учиться быть счастливыми, и тогда независимых людей станет в разы меньше! Чтобы это сделать, нужно уметь фокусироваться на своих потребностях, удовлетворять их — это целый комплекс мероприятий. Именно этим мы занимаемся в центре адаптации: проводим групповые занятия с психологом, организуем арт-терапию (занятия живописью), различные прогулки, а также занимаемся спортом.

— Как считаете, уроки в школе, направленные на борьбу с наркоманией и алкоголизмом, дают положительный результат?

— Тут всё гораздо глубже. У нашего социума странное отношение к алкоголю и наркотикам. В обществе стирается убеждение, что наркотик — это опасно. Лет двадцать назад я слушал одно радио, и там крутили песню с отвратительными словами: «Обкурившись гашиша, жизнь становится прекрасна и безумно хороша». И эту песню крутят на радио до сих пор! Что это такое? Не иначе как восхваление и реклама наркотиков! Дети слушают это, сидя в машинах у пап и мам, и у них формируется ощущение, что наркотик — это хорошо. Если говорить о профилактики наркомании, то нужно, чтобы подростки поняли: наркотик — это опасно. Мы же все знаем, что цианистый калий — это опасно? Никто не будет его пробовать, потому что результат известен.

Вторая проблематика еще более глубокая. Нас с детства учат, что от всех болезней помогают таблетки. У ребенка формируется стереотип, что все медицинские препараты — это хорошо. А потом подросток приходит на дискотеку и ему говорят: «Хочешь повеселиться? Возьми таблетку!» Мозг не подает сигнал об опасности, так как социальная предпосылка подготовила подростка к тому, что таблетки помогают от всего.

— А бывает, что подростки пробуют наркотики, потому что запретный плод сладок?

— Нет, скорее наоборот. Опять же, нет понимания, насколько это опасно. Скажу честно, у нас в группе все наркозависимые — молодые ребята. Где же остальные? Всё просто: они умерли. Если к нам приезжает живой сорокалетний наркоман, то, вероятнее всего, он просто большую часть жизни провел в тюрьме. А сейчас вообще бум на синтетические наркотики, которые отбирают жизнь за пару лет! Причем нарушения психики от «соли» необратимы! В таких случаях уже работают психиатры, купируют синдромы препаратами…

У нас, психиатров, миссия точечная. Мы можем взять конкретного человека, привести его в кабинет и работать с ним. Индивидуальная помощь, где главное — это ЖЕЛАНИЕ самого пациента. Вы знаете, насколько велика Ленинградская область? А пациентов из этого региона у меня сейчас всего пятеро. Где они, зависимые? К сожалению, они употребляют и не имеют желания выздороветь. Так что, если посредством этого интервью мы хотя бы одному человеку поможем прийти в центр и попробовать начать новую жизнь, это будет уже большая победа.


Фото: pixabay.com