На какие вопросы отвечает школьный психолог и нужен ли он вообще

Не дать подростку сорваться – не менее важно, чем выучить теорему Пифагора

На какие вопросы приходится отвечать школьным психологам, готовы ли они на них отвечать. Этому был посвящён мониторинг, организованный экспертами Российской академии образования (РАО). Благодаря его итогам стала понятна степень участия школьной психологической службы в том, что больше всего волнует детей и педагогов.

Что волнует детей и педагогов

Участников мониторинга – директоров школ (более 20,6 тыс.) и педагогов-психологов (примерно 16,9 тыс.) – спросили, с какими вопросами к ним идут дети. Выяснилось, что, прежде всего, с касающимися непосредственно учёбы (67%). В меньшей степени они готовы говорить со школьными психологами о непростых отношениях со сверстниками и с одноклассниками.

Дети чаще жалуются на то, что им тяжело даётся программа, трудно излагать материал – устно и письменно. Результат очевиден: «тает» мотивация к учёбе, возникает желание вытворить «что-нибудь этакое».

В свою очередь, преподавателей всерьёз волнует девиантное поведение учеников. В этом признались 60% опрошенных классных руководителей, которым, как они утверждают, пригодились советы школьных психологов. В то же время о конфликтах с учителями идёт речь примерно в четверти обращений школьников, а проблемы в семье испытывают 58% обратившихся за психологической поддержкой.

Что надо «в консерватории подправить»

«Такие специалисты, безусловно, нужны. Но когда знакомился с результатами мониторинга, внимание привлекла такая цифра: на одного школьного психолога в стране приходится от 150 до 880 учеников, – отмечает детский психолог Станислав Абрамов. – А ведь работа не из лёгких, заработок не самый высокий, а ответственность велика – если, конечно, работаешь не «для галочки», дети тебе доверяют. Нужны и углублённые цифровые знания, чтобы отводить кибер-опасность. Вывод напрашивается сам собой: требуется серьёзная система подготовки, большая материальная заинтересованность специалистов в такой работе».

В целом школьной психологической службе, как отмечает специалист, помешало «время забвения» пятилетней давности, когда её по всей стране пытались упразднить. Да и сейчас школьные психологи работают далеко не в каждой школе.

«Поменять ситуацию поможет только повышенное внимание к этой работе тех, кто «рулит» образованием, – уверен Станислав Абрамов. – Иначе школьный психолог будет себя чувствовать в учебном заведении специалистом «второго сорта. А ведь это не так – Не дать сорваться, вовремя что-то подсказать подростку – не менее важно, чем выучить теорему Пифагора».

Евгения Дылева

Фото: Валентин Илюшин/Online47