Про красивую женщину, не свой ум и сапоги всмятку: как Владимир Путин на российской энергонеделе логику искал

Президент России принял участие в пленарном заседании юбилейной «Российской энергетической недели»

В пленарном заседании юбилейной – 20-й – «Российской энергетической недели» принял участие президент России Владимир Путин. Всё, что он говорил о ценах на газ, о том, как будет отвечать Россия на попытку запретить бурение в Арктике и какой планки может достичь цена одного барреля нефти – всё это заклятые и не очень мировые партнёры России уже вовсю анализируют и включают в свои стратегии.

Но кое-что из сказанного российским президентом западной массовой аудитории понять, похоже, очень сложно: у нас явно разная с ними логика.

Вот только некоторые примеры.


Красивой женщине


Владимиру Путину пришлось дважды отвечать на один и тот же вопрос очаровательной брюнетки - ведущей телеканала CNBC Хедли Гэмбл, которая была модератором дискуссии. Когда Хедли во второй раз спросила о том, что президент только что подробно разъяснил, Владимир Путин понял, что имеет дело с красивой женщиной.

«Красивая женщина, симпатичная. Я ей говорю одно — она мне тут же совершенно другое. Как будто не слышала, что я сказал».

А все дело в том, что слух красавица никак не мог донести до ее же сознания, что Россия не только не поставляет газ Европе в прежнем объеме, но ещё и увеличивает их.

«Я повторю ещё раз. Вы сейчас сказали: «Вы не поставляете газ в Европу по газопроводу». Вас вводят в заблуждение — и всех, кто питается информацией из подобных источников. Мы увеличиваем поставки в Европу. А другие поставщики сократили - на 14 млрд кубических метров, из них половина приходятся на США. Ну, разве я что-то непонятное сказал?», - пытался донести до брюнетки Владимир Путин.


«Преследуемым» СМИ

Если кто-то думал, что в условиях энергокризиса в Европе в преддверии зимы президента России будут спрашивать только про возможности увеличить поставки газа, то этот человек предельно наивен.

Потому что без переживаний за российские оппозиционные СМИ в Европе и за океаном просто даже позавтракать не могут.

Ну, спросили. И услышали :

"Газпром" финансирует одну из наших радиостанций, "Газпром". Она занимает крайние позиции по любому вопросу. И каждый второй имеет там иностранный паспорт или вид на жительство. Работает, ничего", — отметил президент РФ.



Правда, по лицу Хедли Гэмбл ясно было видно, что она ни слова не поняла – может быть, переводчик ей не на чистом английском чего переводил?

Но вот на «Эхо Москвы», а заодно и свежий нобелевский лауреат вроде бы по-русски очень даже понимают. Например, про том, что никакая премия никого не прикроет от статуса ионогена, если будут нарушены законы России.

Про бессмысленность

Модератор ещё зачем-то все пыталась заставить Владимира Путина сказать вслух, что Германия, закрывающая свои атомные станции, делает ошибку.

Ну, во-первых, хотели бы мы увидеть того, кто может заставить Владимира Владимировича сказать то, что он говорить не хочет.

А во-вторых – он всё-таки ответил. Да так, что уточнений у ведущей телеканала CNBC не нашлось.

«На мой взгляд - это бессмысленно», - сказал Путин.

Просто потому, что соседняя Франция свои атомные станции не закрывает. И если уж кто чего боится, то случись оно во Франции – Германии хватит. И не только.

Это же у нас в России – пространство, напомнил президент.

«Но в Европе - где все вот так вот?!»….


Сапоги всмятку

Про сапоги всмятку президент сказал тогда, когда в очередной раз даже не в качестве вопроса, а практически в статусе аксиомы услышал, что Россия строит "Северный поток-2" не для экономической выгоды, а исключительно для того, чтобы лишить транзита Украину.

"Чушь, сапоги всмятку!" – отрезал Путин.

Устраивать самим себе гигантские затраты, только чтобы соседу стало хуже? Ну, да – есть такие страны. Но это явно не Россия.

А Россия как раз «Готова продлевать договор на транзит газа через Украину, но нужно всё считать».

И все-таки Владимир Путин не удержался. Да и не собирался, судя по всему.

«Когда нам Европа говорит «Мы уходим от углеводородов, но при этом вы должны после 2024 года еще 100 лет качать газ через Украину», вы в своем уме или нет?».


Хороший вопрос. Только, похоже, все более и более риторический.


Татьяна Хорошилова

Фото: kremlin.ru