Простор лесов и чистота озёр: что меняется в защите особо охраняемых территорий

Около миллиона туристов за сезон-2021 посетили экомаршруты Ленобласти

Почти полсотни особо охраняемых природных территорий дополнительных внесут в единый государственный реестр (данные о 170 из 230 заповедных мест уже в этот список включены). Насколько надёжно защищены их границы, кто и как оберегает ООПТ от вторжения, как с течением времени меняется законодательство? Ответы на эти вопросы искали участники обсуждения тем, связанных с экологией, земельным надзором, сохранностью заповедников, рек и озёр Ленобласти. Online47 выслушал мнения экспертов и представителей власти.

Для тех, кто встаёт на экотропу

Тропа Хо Ши Мина на Ястребином озере, Линдуловская роща, памятник природы «Река Рагуша», Раковые озёра, Гряда Вярямянселькя и другие. В ТОП-30 лучших экомаршрутов страны вошли разработанные в Ленобласти: «Карельский перешеек: три дня на побег», «Путь к себе» по востоку региона» и яхтенный «Курс на Гогланд». «В регионе на сегодняшний день зарегистрировано 30 экомаршрутов, до конца года их число должно увеличиться, как минимум, до 47, а в итоге мы должны выйти на цифру – 143 объекта, – отмечает глава Дирекции особо охраняемых природных территорий Ленобласти, руководителем приоритетного регионального проекта «Тропа47» Федор Стулов. – Все экотропы вот-вот начнут получать паспорта, и в регионе появится целая сеть маркированных троп. Что касается земель, находящихся под юрисдикцией муниципальной власти, то местные руководители могут вносить предложения по новым экомаршрутам. Но они должны быть хорошо обоснованными – не представлять собой только пунктир на карте».

Он рассказал, что на каждой такой тропе, на каждом экологическом маршруте устанавливаются информационные щиты в едином стиле, позволяющие всем, кто хочет пройти этот путь, узнать подробности и обратить внимание на то, что особенно интересно. Причём предлагается даже воспользоваться мобильным приложением «ООПТ Ленинградской области» – это ноу-хау Ленобласти.

Как бороться с вандалами

Что делать с теми, кто ломает и портит, а главное, как их поймать? К сожалению, эти вопросы возникают постоянно. На днях вандалы добрались до лесных информационных знаков на Раковых озерах.

«Буквально каждый день происходят такие случаи. Вандалы портят и ломают установленные для маршрутизации знаки. Свежий пример: только вчера поставили опознавательные знаки на Раковых озёрах в Выборгском районе, а сегодня поступил сигнал о том, что до них уже добрались, – делится Фёдор Стулов. – А места – редкие по красоте, заповедные. На территории этого природного заказника – три озера – пристанище разных видов птиц».

Отловить вредителей зачастую невозможно, а вот принимать упреждающие меры – необходимо. Надо постоянно работать с детьми, чтобы учились понимать её особый язык и красоту.

Волнует экспертов и особый вопрос: строительство в границах особо охраняемых территорий. Они отмечают, что никто не вправе делать это бесконтрольно, по своему разумению. Причём собственник обязан, прежде всего, не на муниципальный, а на региональный уровень – направлять соответствующее уведомление. Законодательство изменилось, и на уровне местной власти такие решения не принимаются.

Есть прецеденты, когда строить в заповедных местах запрещают. Яркий пример: снятые с кадастрового учёта участки в заказнике «Староладожский» Волховского района. Эксперты предупреждают, что в подобных случаях незнание закона не освобождает нарушивших его от ответственности.

Чтобы реки стали чище

Что касается чистоты озёр, то часто, когда речь идёт о загрязнении, мешает отсутствие межрегионального взаимодействия. В том, что такое взаимодействие надо укреплять, уверен начальник отдела комплексного использования водных ресурсов Департамента природных ресурсов комитета по природным ресурсам Ленобласти Александр Марченко.

Он приводит пример: требует очистки река Ижора, экологическое состояние которой давно тревожит жителей Гатчинского района и экологов.

«Она протекает не только по территории Ленинградской области, и тут нужно участие всех сторон», – считает он, но главный вопрос, как подключить все стороны, «подвисает».

Река протекает по Тосненскому и Гатчинскому району Ленобласти и в Петербурге по Колпинскому микрорайону и городу Колпино.

Вместе с тем, чиновник отмечает, что в Ленобласти приступили к плану расчистки шести водных объектов. Срок исполнения – до 2025 года.

«В Гатчине уже начали чистить», – напоминает Александр Марченко.

Только бы не подвела эта самая межрегиональная несогласованность.

Не пропустите

Где готовят настоящих защитников леса

Слушатели «Муниципальной школы», организованной областным парламентом, 26 октября обсудили темы, связанные с земельным надзором, экологией – защитой особо охраняемых территорий, рек и озёр.

А заодно прошли по аудиториям Лисинского лесного колледжа – старейшего в России учебного заведения по подготовке специалистов лесного хозяйства.

Побывали в музее. А ещё – сделали открытие.

Оказывается, вредоносный борщевик может быть замечательным материалом для настоящих произведений искусств.

Директор техникума, председатель постоянной комиссии по местному самоуправлению, административно-территориальному устройству, государственной и муниципальной службе областного Законодательного собрания Дмитрий Рытов рассказал, что выпускники этого учебного заведения, как правило, не изменяют любви к лесу – остаются работать по профилю.

«Можно рассчитывать на сохранность лесов и то, что и для наших современников останется нормой Указ, подписанный в своё время Петром I о запрещении рубить деревья», – сказал он.

Действительно, указами 1703, 1705 и последующих годов это было категорически запрещено. Уже первым лесным указом от 19 ноября 1703 года предписывалось описать все леса вдоль сплавных больших рек на пятьдесят, а малых – на двадцать верст в обе стороны. И до сих пор это актуально.

Евгения Дылева

Фото: Валентин Илюшин/Online47; Евгения Дылева