Как в Усть-Ижоре доктор Воронин изменял жизни детей с ВИЧ

Во всём мире 1 декабря отмечается Всемирный день борьбы со СПИДом

Доктор Евгений Воронин – очень большой человек. Не только потому, что он сейчас главный внештатный детский специалист по ВИЧ-инфекции Минздрава России, доктор медицинских наук, профессор и руководитель большого медицинского Центра. Просто у него огромное сердце, которого, начиная с элистинских, волгоградских, ростовских детей хватало ещё очень и очень на многих. Поэтому сейчас, когда эпидемии ВИЧ/СПИДа в мире – 40 лет, а детской больнице в Усть-Ижоре – больше 20-ти, необходимо рассказать о нём и главной его цели – чтобы СПИД умер, а дети жили.

Дети Воронина

До сих пор – загадка, почему учреждение, которым руководит Евгений Воронин, имеет статус республиканского – ведь никакой республики рядом и в помине нет. С одной стороны – Петербург, а с другой – Ленинградская область, в которой он, к слову, родился. Но, пожалуй, это символично. С самого начала – это была особая республика для детей, которых «не было». Долгие годы тема детского с ВИЧ/СПИДа читалась закрытой.

Но однажды – было это много-много лет назад, Евгений Евгеньевич (дети называли его просто Женя-Женя – им трудно было выговорить длинное имя-отчество), принял журналистов нескольких изданий. Рассказал про детей, которых оставляют в детдомах и подолгу держат в больничных боксах – про дефицит внимания, куда более сильный чем у остальных «отказников».

Нас, журналистов, было совсем немного, а знали мы о ВИЧ/СПИДе и того меньше. И начиналось с простых вопросов: почему дети с ВИЧ обычные, и не надо их бояться, почему им ежедневно приходится принимать десятки таблеток, что делать со стигмой – ведь дети не виноваты? Мы приходили, знакомились, узнавали судьбы и писали об этом, как есть.

Никогда не забуду, как одна примкнувшая к нам журналистка задала Евгению Евгеньевичу вопрос:

«Сколько проживут эти дети?»

А он ответил:

«Вот мы, каждый из сидящих здесь взрослых и умных людей, можем сказать, сколько проживём?»…

В эту «республиканскую» мы приходили довольно часто. Старались, по мере возможности, приносить конфеты и фрукты. Радовались тому, что постепенно уменьшается количество таблеток, принимаемых детьми, снижается процент передачи ВИЧ так называемым «вертикальным путём» - от матери - ребёнку, шаг за шагом снижается стигматизация (отторжение, навешивание ярлыков). Дети редко, но всё же «выходят в свет».

В гостях у Алисы Бруновны

Бывало журналисты и ошибались. Незадолго до того, как дети должны были идти в первый класс обычной школы, в нашей большой газете вышла моя статья про Женю-Женю и Усть-Ижорскую больницу. Вроде бы всё было выверено и точно. А вот к тексту поставили снимок, мягко говоря, не ко времени.

На фото дети сидели на руках у пригласившей их в гости Алисы Фрейндлих и рядом с ней. Это был замечательный снимок… если бы речь шла об обычных, как теперь говорят, «условно здоровых» детях. Но гостившие у Алисы Бруновны были без пяти минут первоклашками, и «засветить» их лица было нельзя.

Газета – не интернет издание – статью не снимешь. Помню чувство предательства и уверенность в том, что теперь Евгений Евгеньевич мне ничего больше не расскажет. К счастью, неприятных последствий не было – детей никто не узнал. Этот инцидент стал уроком, после которго последовали очередные встречи и интервью.

Не пропустите

Где мой Ваня

В судьбе одного малыша однажды (2006 год) поучаствовала знаменитая чета: Мстислав Рострапович и Галина Вишневская. Посреди одного из городов они нашли мальчонку – настоящего городского Маугли. Без документов, имени своего не мог назвать. Составлявший тогда протокол эксперт сделал запись: «Найден мальчик. На вид – два-три года…».

Его поместили в больницу, куда, по счастливой случайности, приехали Рострапович с Вишневской (они много занимались благотворительностью). Знаменитого музыканта, виолончелиста и дирижера поразили глаза малыша, который смотрел на проходящих из больничного бокса… Участие Ростроповича привело к тому, что мальчик оказался в Усть-Ижоре…

Как-то мальчик пришёл к Жене-Жене в кабинет, и заявил: «Хочу быть Великаном!». И объяснил: «Чтобы шагать по городу и всех наших…». «Топтать, что ли?» – поинтересовался Воронин. «Нет, зачем? Возьму их в охапку, посажу на крышу. Пусть оттуда кричат, чтобы все слышали!».

Позже Ростропович навещал мальчика. Прибыл один, без всякого сопровождения, и сотрудники оторопели. Спросил просто: «Где мой Ваня?»…

Не пропустите

Это наш малыш

Доктор Воронин очень старался найти детям дом. Их стали принимать семьи. Поразительный результат: благодаря усилиям Жени-Жени и его единомышленников-специалистов, дом обрели 50 детей.

Некоторые родители приезжали в Усть-Ижору и говорили, что их дети уже выросли, но они чувствуют в себе силы и имеют возможность помочь кому-то из ВИЧ-положительных «отказников».

Однажды в больнице девушка-корреспондент сделала репортаж и показала его родителям. Речь в нём шла о пятилетнем мальчике, очень ответственном – сопереживание и справедливость, видимо, были даны ему от рождения. И буквально через неделю к Жене-Жене пришли родители журналистки и сказали: «Это наш малыш»...

Был и уникальный, даже для детей без диагноза, случай, когда взяли четырнадцатилетнего мальчика. Он всерьёз увлекался футболом и, если бы не ВИЧ, мог добиться больших высот в этом виде спорта.

Хранитель парусника

Однажды Женя-Женя попросил ребят рассказать о своем самом заветном желании. Один сказал, что хотел бы вырасти и стать богатым, другой пожелал, чтобы вылечился один из ребят с ДЦП и мог бы на равных со всеми гонять мяч.

А мальчик-футболист замолчал ненадолго, подумал и неожиданно признался: «А мне ничего не надо, я хочу только, чтобы меня любили». Его приняли в семью молодые супруги, у которых уже был один ребенок.

Когда этот ребёнок жил в больнице, занимался строительством корабля. Оставил его на хранение Жене-Жене. А на прощанье сказал:

«Теперь Вы – хранитель парусника»…

Помню, во время одного интервью спросила доктора Воронина:

«Не боитесь, что когда-нибудь ВИЧ уйдёт, и вы останетесь без работы?»

Евгений Евгеньевич ответил просто:

«Не расстроюсь, но сначала раздам всех детей в семьи».

Раздал, но работа не завершилась. Просто изменился её формат, ведь ещё не все поняли, что людям, живущим с ВИЧ, необходимы лекарства, а обществу – прививка человечности.

Евгения Дылева

Фото: предоставлены Республиканской детской инфекционной больницей в Усть-Ижоре