Сила подземных толчков: можно ли предотвратить сейсмо-трагедии в России и в других странах мира

Фото: Валентин Илюшин/Online47

Online47 выяснил, стоит ли доверять прогнозам учёных и насколько работоспособна система сейсмологических предсказаний

Планету и без того лихорадит, а тут ещё гигантские сейсмо-трагедии Турции и Сирии. Online47 заинтересовался, можно ли было избежать катастрофических последствий, угрожают ли подземные толчки Крыму, и сохранилась ли в нашем Отечестве система сейсмологических станций со специалистами, на прогнозы которых можно всерьёз полагаться.

Фото: pixabay.com

Фото: pixabay.com

Что происходит с наукой

Череда землетрясений, унесших жизни десятков тысяч людей (в Турции – около 30 тысяч, а в Сирии – почти 8,5 тысяч) стала поводом для серьёзной обеспокоенности российского научного сообщества. Ученые задались вопросом: что может грозить сейсмоопасным территориям нашей страны? В частности, Крыму.

А главное, что происходит с нашей сейсмо-наукой? Способна ли она уберечь от подземных толчков тех, кто находится в зоне наибольшей опасности?

Обратившись к истории, выясняем, что в советское время существовала строгая и стройная система наблюдений.

Старожилы Геофизической службы РАН, созданной в 1994 году (с 2016 года – Единая геофизическая служба РАН), утверждают, что накануне распада СССР на территории большой страны считывалось порядка 500 сейсмостанций. Причем половина из них – порядка 250-ти – на просторах РСФСР.

К 1995 году число таких станций уменьшилось до 175-ти. Но в 2012-м их стало уже 310.

Сейчас, правда, чуть меньше – около 300, и эти станции не старого, аналогового типа (то есть, многоканальные, ориентирующиеся на совокупность показателей специальных аналоговых приборов), а цифровые. Больше всего таких станций – в наиболее сейсмоопасных районах: на Кавказе, в Сибири и на Дальнем Востоке.

Но с абсолютной точностью предсказать дату землетрясения по-прежнему сложно. Ведь и погодные прогнозы коварны – налетает циклон, и буквально в одночасье всё может измениться.

Сейсмоопасный Крым

Обратимся к недавнему прошлому. В «Ученых записках Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского» читаем о результатах исследования группы учёных за 2020 год:

«Сейсмические наблюдения в Крыму выполнялись сетью из девяти станций. На основе материалов наблюдений описаны особенности сейсмичности Крымско-Черноморского региона… Показано, что в 2020 году наблюдалась умеренная сейсмическая активность. Всего за год было локализовано 88 землетрясений. Суммарная выделенная сейсмическая энергия в шесть раз меньше среднегодового значения энергии за предыдущий 10-летний период».

Ну, а сегодня учёные обеспокоены потенциальной угрозой землетрясения на полуострове – объясняют это тем, что Крым находится в одной с Турцией сейсмической зоне.

Не пропустите

Возможны ли точные предсказания

Эксперты объясняют, что сейсмологическая активность поддаётся в большей степени мониторингу, нежели предсказаниям – тем более, точным.

«Известные факты: на сейсмоопасных территориях с силой землетрясения силой больше семи баллов, живёт практически половина населения нашей планеты и находится почти 70% городов. Поэтому предсказания представляют понятные трудности, – отмечает Олег Воробьёв – сейсмолог, больше 35 лет работавший на станциях Дальнего Востока, а позже – Сибири. – Да и по части специалистов, как мне кажется, есть проблемы. Представляете, сколько их для исследований-мониторингов требуется?! На сейсмологов учат во многочисленных вузах страны – базовое образование дают геофизические факультеты. Но стоит учесть, что сейсмология – единственный раздел геофизики, относящийся к фундаментальным наукам. А для того, чтобы в действительности получить опыт и знания, надо в большей степени заниматься практикой. Обидно, но теории и практике учиться по-настоящему сейчас непросто – сейсмологов мало, и они почти все в возрасте».

По его словам, надежные знания можно получить в Московском и Петербургском главных университетах, в Институте физики Земли, на Дальнем Востоке и на Камчатке есть профильные институты.

«Оползни и обвалы всегда угрожали российским территориям повышенного риска. А что качается Крыма, то особенно южному побережью. Симферополю же, как сегодня подтверждают мои более молодые коллеги, комментирующие ситуацию в СМИ, гораздо в меньшей степени», – говорит Олег Воробьёв.

Азы сейсмо-науки свидетельствуют о том, что тяжело предсказать подземные толчки из-за трудности определения и непредсказуемости давления на гигантских земных глубинах. Трясёт по-разному. Важно учитывать периодичность прошлых землетрясений, а на бытовом уровне часто барометром служит поведение животных, но, увы, «братья меньшие» не говорят, и людям трудно понять причину их сумасшествия. А ведь самые сильные земные толчки могут происходить на глубине до 48 километров!

Имеются и региональные особенности – критический порог давления для всякой местности свой.

Сейсмологи же ведут мониторинг, определяют состояние земной коры. Это как с человеком: если он находится в состоянии крайней напряжённости, трудно сказать, чего от него ожидать – вплоть до суицида. Так и в тектонической теме: накопление сейсмо-энергии может происходить столетиями, а подземный толчок – сброс напряжения занять только несколько секунд.

Тектонические плиты

Тектонические подвижки годами и десятилетиями изучаются в Петербурге. Учёных волнуют так называемые геопатогенные зоны («гео» – земля, «патология» – недуг). Когда-то неучи утверждали, что Земля стоит на трёх китах, а в нашем случае – реальная картина: под Северной Столицей и территорией Ленобласти – четыре тектонические плиты.

«Десятилетиями в Петербургской академии наук изучались их смещения, разрывы в земной коре, которые неизбежно происходят при вращении нашей планеты. Разломы уходят глубоко под землю, – поясняет Инна Шилачёва, много лет проработавшая в научном совете Российской академии наук, занимающемся непосредственно этой темой, – Балтийский щит относится к северу, Русская платформа южнее города, а сам он – на стыке разломов. Некогда это было дно древнего Литоринового моря. А в Ленинградской области геопатогенными зонами считаются, например, Отрадное-на-Неве, Чудово и Оредеж. Пока осадочный слой земной коры позволяет не допускать опасности природных землетрясений, и ничего страшного до сих пор не произошло. Есть надежда, что не случится и дальше. Тем более, что у нас сегодня немало прочих известных угроз».

«Есть много, друг Горацио, на свете…» Это гениальное утверждение «Вильяма, понимаете ли, нашего Шекспира» вспоминается при обсуждении реальной опасности фатальных разломов и роковых землетрясений. Хотелось бы их избежать. А для этого очевидно надо двигать науку вперёд и готовить преданных своему делу сейсмологов, которые, получив дипломы, не убегут на более денежную работу в какую-нибудь далёкую от этого дела сферу.

Евгения Дылева

Фото: Валентин Илюшин/Online47

Социальная реклама
Комитет по печати Ленинградской области
ИНН: 7842378830
Erid: LjN8K4QkM
Социальная реклама
Комитет по печати Ленинградской области
ИНН: 7842378830
Erid: LjN8KayVf